При слове «секта» в общественном сознании сразу появляются колоритные ассоциации. Люди, беснующиеся на полу в религиозном экстазе. Незваный гость с пустыми глазами на пороге дома, настоятельно рекомендующий уверовать в очередного Мессию.



Рассказ об успешном предпринимателе, доведенный до собеседника шепотом – отрастил бороду, бросил семью, подарил квартиру неизвестным и отправился в тайгу к вновь обретенным «братьям». Оно приобрело настолько негативный оттенок, что стало вроде как даже неприличным его использование в обществе.

А ведь когда-то Владимир Даль, толкуя то самое слово, наделял его несколько иным смыслом – «братство, принявшее свое, отдельное ученье о вере». Где же пролегает та самая грань, превращающая невинное братство в кагал и наоборот?

Нет, признаки того, что подразумевается под словом «секта», конечно, существуют. Их не так много. Если верить знатокам этого вопроса, секта характеризуется, в первую очередь, тем, что ведет постоянный набор новых рекрутов.

Для этого годятся как листовки, обещающие царствие небесное и расклеенные на столбах и остановках, так и тренинги на отвлеченную тематику, по окончании которых всем желающим рекомендуется посетить дополнительные мероприятия. Ничто не стоит на месте, и в наши дни воззвания присоединиться к секте, как правило, не звучат назойливо.

Дисциплина. Контроль со стороны. Переоценка ценностей, и, как следствие, уход из семьи. Предложение помочь движению материально – еще один из наиболее значимых признаков, который, увы, может быть тщательно завуалирован. Тем не менее, практически любая секта – коммерческое предприятие, приносящее гуру доход, порой совсем не малый. Из этой характеристики плавно вытекает другая – двойное дно.

Прихожане и люди, приближенные к императору, знают о деятельности одного и того же движения совершенно разные вещи. Здесь же следует еще одно свойство – у секты всегда есть лидер. Даже если он далеко и в ряде случаев не афишируется, он есть.

Вооружившись этими поверхностными познаниями, вернемся в родные края. Много ли движений с религиозным уклоном в Хабаровском крае официально признаны сектами и, соответственно, их деятельность запрещена решениями судов? Это риторический вопрос. Значит ли это, что на душевное спокойствие населения не претендует ни одна из сомнительных организаций?..

В 2004 году в Хабаровске появилось нечто, очень быстро привлекшее внимание и завоевавшее доверие сотен человек. Это явление назвалось «Беловодье». Напоказ его доктрина выглядела вполне невинно: основоположники призывали горожан, измученных вредными последствиями соседства с трассами, заправочными станциями и прочими нехорошими конструкциями переселяться в Большехехцирский заповедник и строить там экологически чистое жилье.

Прошло менее года, и по всей России прогремел ряд процессов, связанных с запретом деятельности этой организации. Кто-то усматривал в «Беловодье» сходство со староверами (склонными, к примеру, заживо погребать себя под землей), кто-то – с эзотерическим течением «Ашрам Шамбалы»… Кое-где, например, в Омске, это движение попало  под запрет.

Но и ныне хабаровчане имеют возможность обзавестись экологически чистым жильем, построенным собственными руками, в общине за пределами города. И, как не странно, эту общину посещают и благословляют служители православной церкви, обычно имеющие привычку осуждать отклонения от традиционной религии.

Общественное движение кришнаитов – «Общество сознания Кришны» - в Хабаровске неприкосновенно. Несколько студентов, дерзнувших разбрасывать оскорбительные листовки, называющие течение сектой, были в прошлом году осуждены за экстремизм. Рады ли этому обстоятельству люди, состоящие в обществе, известно одному лишь Кришне, а вот родители адептов безутешны.

- Мне очень жаль этих ребят, которые рассчитывали что-то доказать. В итоге жизнь их сломана, а наши дети все равно никогда не вернутся. Мой единственный сын ушел в это общество в 2005 году, и через год он умер, хотя физически продолжает жить. Не посчитайте мои слова кощунством – это был его выбор, и теперь уже ничего не изменится, - поделилась со СМИ соображениями на этот счет мать осознавшего Кришну молодого человека. – Он был еще студентом, подающим надежды и умным парнем, когда какие-то странные знакомые пригласили его посещать эти собрания. Прошло чуть больше года, и сын заявил, что я – это сатана, и лучше бы меня вообще никогда не было. Вскоре он ушел из дома и больше не поддерживает со мной связь.

Сейчас местные правоохранители пытаются бороться с церковью «Грейс», ныне – «Благодать». Несколько человек обратилось в прокуратуру, утверждая, что на их родных и близких оказывается там разностороннее, но всегда тлетворное влияние.

- Когда я пыталась пообщаться с их духовным лидером, он заявил, что не держит насильно моего сына, и что бог любит нас – и меня, и его, - вспоминает, опять же, отчаявшаяся мать молодого прихожанина. – Сын, когда узнал об этом разговоре, проклял меня и с тех пор не разговаривает. Я не знаю, что об этом думать.

Их очень много, этих общественных движений. Не намного меньше, чем лазеек в законах, позволяющих вполне успешно продолжать свою деятельность. Раз попав под влияние, освободиться из-под него бывает очень сложно. Возможно, услышав заманчивое предложение получить духовный урок, искателям духовного совершенствования стоит вспомнить истории тех, кто уже прошел этой дорогой?..

Виктория Богданова, специально для РИА «27 регион»