Мы, бесспорно, живем в одной из самых образованных стран мира. Неважно, что часть населения никогда не посещала школу и не умеет читать – зато у нас крайне велик процент людей, получивших высшее образование.



В одном лишь выпускном классе отдельно взятой средней не только по классификации, но и по уровню, школе в этом году из 24 учеников в высшие учебные заведения поступили 17. Бесспорно, тут есть чем гордиться и чему радоваться, причем абсолютно всем участвующим в процессе сторонам в равной степени.

Родители ликуют, что ребенок не будет выделяться на фоне окружающих: ведь, если он не поступил в вуз, это может значить только одно – он выходец из самых низких социальных кругов, а его мать с отцом, соответственно, жалкие неудачники, раз не в состоянии оплатить обучение. Если ребенок мужского пола, еще один повод для ликования родителей – отсрочка от службы в армии.

Тому же обстоятельству очень радуется и студент-новобранец, а еще тому, что в ближайшие пять лет он сможет спокойно наслаждаться жизнью, а не вступать в борьбу за место под солнцем. Но не меньше пополнению радуются и преподаватели. Может быть, конечно, потому, что будут иметь беспрепятственную возможность доносить до еще не просветленных умов разумное и вечное. А может, и вещам более приземленным.

Три с половиной года условно получил преподаватель культурологии Хабаровской академии экономики и права. Он был признан виновным сразу по двум статьям Уголовного кодекса: в служебном подлоге из корыстной заинтересованности и получении взятки за действия в пользу взяткодателя. В одной из групп за то, чтобы принять экзамен у 27 студентов сразу, он принял в подарок DVD-рекордер стоимостью более 10 тысяч рублей. Другой группе из 23 студентов экзамен стоил набора серебряных монет Великобритании, оценивающихся примерно в 7 тысяч рублей.

По этому поводу в среде студентов велись жаркие дебаты: часть была довольна таким поворотом событий, другая же настаивала на том, что преподаватель – золото, его оклеветали, а все, что фигурировало в качестве взятки, было просто подарками за полученные знания.

Немногим ранее был осужден и преподаватель промышленно-экономического техникума. За зачет он попросил всего тысячу рублей, но, к его несчастью, предложение было сделано принципиальной отличнице, такой активистке-комсомолке, которая взяла да и обратилась в правоохранительные органы.

В общем-то, это уже рядовое явление, не вызывающее особого резонанса, проскальзывает в сводках разнообразных правоохранительных органов с периодичностью в среднем раз в два месяца. Так что фраза «требовательный преподаватель» в наши дни, в общем-то, имеет другой подтекст, нежели, скажем, в 70-80-е годы. 

Но, на самом деле, вымогательство подарочков – не единственное, чем заслуживают внимание прокуратуры хабаровские сэнсеи. Убийство студента ДВГУПС пожилым профессором Ивановым, не смотря на отчаянные усилия защиты, приговоренным к девяти годам лишения свободы, уникальный случай, пожалуй, для всей России. Остальное – вообще шалости: преподаватель уже упоминавшегося промышленно-экономического техникума пару лет назад обвинялся в отказе принимать зачеты у религиозных студентов, но был оправдан.

Еще местные педагоги нередко увеличивают свой доход, трудоустраивая в учебное заведение «мертвые души» - людей, ни сном, ни духом не ведающих о новом повороте карьеры, и исправно получают их зарплаты. Но это так, небольшое отступление.

По словам студентов, с начала текущего учебного года преподаватели почти всех вузов и сузов, словно сговорившись, подняли таксу на свои услуги.

– В прошлом году я покупала курсовую прямо у нас в техникуме за 500 рублей, а на этой зимней сессии – уже 1500, – сетует хабаровская студентка Альбина. – Делать самой? Так у меня времени нет: я после учебы работаю, ведь мне еще в вуз поступать.

Подтверждают рост цен на дополнительные услуги преподавателей и студенты других учебных заведений, в частности, вуза, готовящего юристов. На протяжении всего времени обучения, начиная с первой сессии, вся группа – почти 40 человек, скидывалась на минимальный обязательный взнос 8 преподавателям – от 300 до 500 рублей с человека. То есть прибавка к жалованию в 2500 рублей была гарантирована каждому педагогу с одной лишь только группы. С теми, кто поскупее, студенты договаривались позже, после несколько раз несданного экзамена, в индивидуальном порядке.

Порой случается и так, что получать высшее образование вынужден уже взрослый человек. Не имея диплома - бумажки, цена которой порой очень сомнительна и измеряется только в материальном эквиваленте, он, будучи хоть семи пядей во лбу, не имеет возможности устроиться на достойную работу, а если каким-то чудом трудоустроен, может забыть о карьерном росте.

Ему не повезло куда больше, чем студенту-очнику, за диплом которого, стиснув зубы, платят родители. Если у него есть работа, то оплатить факт учебы и подношения преподавателям он какое-то время сможет. Но при этом есть риск лишиться той самой работы – не все предприятия, особенно частные, безропотно отпускают персонал на два месяца в год.

Кто-то, отчаявшись получить высшее образование официально, то есть в течение нескольких лет, помимо проведенной через бухгалтерию оплаты за обучение, одаривая щедрыми презентами весь преподавательский состав альма-матер, начинает присматриваться к объявлениям о продаже диплома.

– Какая разница, что так, что так платить, а знаний все равно никаких – лучше уж один раз разделаться с этим и все, – решает мученик наук.

Но здесь закон Российской Федерации активно встает на защиту коррупции: изготовителей поддельных дипломов судят крайне редко, а вот тем, кто воспользовался результатом их творчества, не везет все чаще. Когда выясняется, что сотрудник воспользовался дипломом, купленным не в вузе с рассрочкой на пять лет, а где-то на стороне, его, как минимум, ждет увольнение. Возможно, в паре с возбуждением уголовного дела по части 3 статьи 327 УК – «использование заведомо подложного документа», санкции которой – от 80 тысяч рублей штрафа до шести месяцев ареста.

В относительно выгодном положении находятся лишь студенты педагогических учебных заведений, планирующие работать по специальности – до тех пор, пока образовательный вопрос у нас не будет глобально пересмотрен, чего явно не предвидится в этом веке, у них есть шанс довольно быстро возместить свои затраты на обучение все тем же самым способом.

Виктория Богданова, специально для РИА «27 регион»