На минувшей неделе до сведения местной общественности в очередной раз дошли пугающие известия с китайского берега. В четверг, 10 февраля, в городе Цицикар провинции Хэйлундзян, расположенном в 500 км от российской границы, произошел очередной взрыв.



По старой традиции, несмотря на соглашение об обмене информацией о происшествиях, последствия которых могут привести к загрязнению окружающей среды на сопредельной стороне и нести угрозу жизни и здоровью людей, заключенное между правительствами КНР и Хабаровского края, подробности инцидента остаются для большинства дальневосточников тайной, покрытой мраком.

Единственное, что сообщается во всеуслышание – то, что инцидент никак не скажется на жителях Хабаровского края. Так что паническим настроениям в обществе нарастать вроде бы не с чего. Но есть одно тревожащее «но» - происшествия на химических производствах Китая происходят с завидной регулярностью, а их последствия неизменно замалчиваются.

В прошлый раз о существовании территориально близкого города Цицикар, через который, кстати, протекает злополучная и периодически отравляемая река Сунгари, населению Хабаровска стало известно в июне 2008 года. Тогда жители Поднебесной затеяли утилизацию баллонов с фосгеном - боевым отравляющим веществом.

Баллон взорвался, трое рабочих погибли, но, по несколько запоздавшим уверениям китайской стороны и местных служб, проводящих мониторинг окружающей среды, никакие вредные элементы российскую границу так и не пересекли. Кстати, о том, что в баллонах находился именно фосген, стало известно тоже далеко не сразу. В сообщениях вещество именовалось «неизвестным газом».

В августе яды утекли от китайцев еще раз – уже в городе Нанкин. Небольшая пауза, и через полгода очередной заход – взрыв химического завода в Цзилине. Пострадали 160 рабочих, а над городом повисло ядовитое газовое облако, но об этом в недалеком от центра событий Хабаровске узнали только 14 мая. Спустя очередные полгода настала очередь взорваться химическому заводу в Ланьчжоу, а следом за ним – производству пластмасс в Нанкине.

Но взрывы – далеко не единственный вид ЧП, практикуемых нашими приграничными соседями. Так как прошлое лето выдалось дождливым, в конце июля в реку Вэндэ, впадающую в приток Амура Сунгари, под воздействием стихии обрушились склады биохимической компании «Синь Яц Янь» и цзилиньской корпорации «Чжунь Синь». В воде оказались четыре тысячи пустых бочек и три тысячи – с химикатами. Их отловом китайцы занимались почти две недели, и в итоге, опять же, если верить данным мониторингов, на российскую сторону не утекло ничего подозрительного.

На этот раз, несмотря на уверения МЧС, что все в порядке, население начало паниковать, вспоминая знаменитое бензольное пятно, приплывшее в Хабаровский край после выброса промышленных отходов химическим заводом в Цзилине. В 2005 году в реке Сунгари оказалось более 100 тонн бензола и его производных, что очень долго замалчивалось китайцами.

Но год, породивший пятно на воде, вообще-то начался у китайцев с того, что в апреле в городе Уси (восточная провинция Цзянсу – побережье Желтого моря) с завода утек хлор. Это привело к госпитализации не только сотрудников производства, но и местных жителей. А уже в апреле 2006 года, когда пятикилометровое бензольное пятно достигло Хабаровска, эксперименты в приграничной провинции Хэйлунцзян возобновились.

После очередного взрыва в пригороде Харбина на волю вырвались еще 60 тонн того же самого бензола. В Китае на тот период, судя по всему, выпал пик активности производства, так как в августе химический завод в Цзилине опять сбросил в воды реки Сунгари производственные отходы.

В мае дала о себе знать еще одна восточная провинция Аньхой – утечка аммиака с химзавода пополнила численность пациентов местных больниц. Спустя несколько дней взорвался химический цех на фабрике в городе Цанчжоу (провинция Хэбэй) – пятеро погибших, 80 госпитализированных. Около полугода новые известия об очередных химических экспериментах не поступали, но уже начало следующего года ознаменовалось утечкой сероводорода с летальным исходом для пяти рабочих завода в Чунцине (провинция Сычуань).

На этот раз, возможно, все и обойдется без особых последствий. Однако тайные взрывы, наводнения и утечки газа, как видно из вышеперечисленного, уже давно стали обычной практикой добрососедских отношений. Невольно закрадываются мысли как о назначении опытов, которые с завидной регулярностью ставят у себя жители Поднебесной, так и об их результатах, получающих огласку на территории Хабаровского края или случайно, или с большим опозданием.

Виктория Богданова, специально для РИА «27 регион»