В политике все сложно. Одно может казаться, вопреки очевидности, бесконечным, другое, видевшееся временным, наоборот, затягивается будто до бесконечности. Курильские острова столкнули сегодня не две страны, а разные мировоззрения! Тем не менее, именно «курильский вопрос» вовсе не из разряда тупиковых.

Куда идти -в историю? Вот как раз здесь, где все должно было бы казаться очевидным, коль есть неоспоримые и убедительные доказательства своих прав на первородство, - самое болотное место, безнадежная трясина.

Начнем хотя бы с того, что патриоты России и патриоты Японии никогда не найдут общего языка. И в этом, в принципе, нет никакого греха или горя. Патриотическое начало именно в том и заключено - в первичности интересов своей родины, собственной страны. И на худой конец остается только уважать друг друга, не доводя дело до рукопашной схватки. Мы - при своем мнении, вы - при своем. Поживем - увидим.

Тем более «исторические права» всегда относительны. И, следуя русской поговорке, прав всегда тот, у кого больше прав.
Лучше сразу честно договориться: мы все - и русские, и японцы - из разряда пришельцев в этой части Тихого океана. И даже не айны - курильские первожители. Историкам (обратимся к известнейшему исследователю Северо-Восточной Азии академику А.П. Окладникову) известно, что до айнов здесь в незапамятные времена проживали тончи, «коропокгуру», кого айны оттеснили в сторону Алеутских островов.

Ну нет тут ни японского, ни русского первородства за версту. Остается, как это и было в давние времена, - кто первым пришел, кто раньше исследовал, тот первым и включил в состав своей территории.

Кто первым ступил на Курилы - истина из разряда дрейфующих. Все время будут предъявляться новые и новые доказательства. Особенно с японской стороны, расположенной заведомо ближе. От древнего Киева нам было явно не с руки. Но и в те древние поры у нас были поморы, кто хаживал за Урал северными водами черт-те куда. И кто сказал, что рано или поздно не выявится - и до великояпонских островов тоже! Тут ведь главное в умелом прочтении и толковании преданий, сказов, своих и чужих летописей, других античных документов. А навыки этого освоения с веками только растут вместе с остальными нашими знаниями и умениями.

Хорошо: кто первым исследовал? В соответствии с европейской традицией - кто официально направил экспедицию раньше. Бесспорно, русские. С их мощным и стремительным восточным вектором движения с середины XVI века. С посыла государей. Думаете, японские специалисты сдадутся, успокоятся? На любой ваш чих ответят трижды. С демонстрацией неких карт, предписаний, наказов, к которым будет приложен и радиоуглеродный анализ бумаги или ткани.
Присоединение к своей державе? А что именно признавать таковым? На международном уровне подобного мерила нет. Есть опять же европейская традиция - как «общепринято». Но общепринято - не затверждено.

Так что же - вернем для надежности тончей? А заодно и каменный век, в котором они проживали?
А если завтра совершенствующаяся археология обнаружит и то древнее племя? Какого-нибудь хомо эректуса - существо прямоходящее? И почему такое - только на Курилах? В порядке исключения? А с какой стати? И на основании чего? Решения ООН? Божьей воли? Личного желания - мы так хотим?
И это путь не в тупик даже - в психиатрическую больницу. К «наполеонам».

Ведь не случайно, чтобы вступить в «европейский дом», извольте выдержать условие - никаких требований «исконных земель» и вообще пограничных претензий! С одной только исторической областью Эльзаса и Лотарингии, ныне французской - прежде германской, еще ранее французской - того прежде германской… черт ногу сломит.

Свинец и чугун новейшей истории

Только не стоит торопиться и тут. «Международное право» в части деления или дробления стран, отторжения или приобретения тех или иных территорий в XX веке определялось, прежде всего, итогами мировых войн, конференцией победителей.
Только и здесь, если не говорить о клинических сумасшедших, есть над чем задуматься всем без исключения, как ни готовься. Если случится мировая война XXI века, то во всех технологических отношениях она уже не будет схожа со всеми былыми. По жертвам и трагичности, при наличии и распространенности оружия массового поражения с внедряемой массово через СМИ привычкой к жестокости - в том числе. Японскому народу, на ком такое оружие со всей жестокостью и внешне явной бессмысленностью было испытано, как никому другому не следовало бы этого забывать.
Раздувание угольков курильского очага на этом фоне - не из добрых дел.

А если по справедливости? По простой. Человеческой.

Взять да и отдать Курилы. Ну уж очень просят, а ныне и просто требуют, с привлечением международных инстанций. Наверное, не зря. Чувство и нужда справедливости заели. И гора с плеч!

В режиме сдачи своих государственных и геополитических интересов - можно. Только ведь, как пить дать, и не поблагодарят даже.
Вон Китай, ставший Китайской Народной Республикой, вроде бы братской нашей страной. Китай, который поднялся при серьезнейшей военной, экономической и политической поддержке Советского Союза, чем отплатил? Какой справедливостью? Территориальными претензиями с военным конфликтом на Даманском и в Средней Азии! Дальнейшим распилом «спорных» территорий на Дальнем Востоке. И непрекращающимися китайскими голосами о несправедливости со стороны России, которой далее следует отдать все - чуть ли не до Урала. Для начала - юг Дальнего Востока с островом Сахалин. В хорошо централизованном китайском государстве такие голоса можно было бы задавить в один миг. Не давят. Интересно.

В Японии открытых территориальных претензий к России - пруд пруди. И речь не только о Курилах. Оттого и не проходит там трусливая идейка Хрущева - отделаться Малой Курильской грядой, чтобы закрыть дело. Но что есть почва для справедливости в наших отношениях?

Да, японская власть и хорошо обеспеченная «общественность» о ней только и говорят. И странная выходит тут справедливость: односторонняя, только для Японии. Но ведь по настоящей, полной справедливости нужно рассмотреть и нашу сторону.

А справедливо ли, к примеру, делать вид, что действия «японского экспедиционного корпуса», доброй половины японской армии, проторчавшего на нашей земле с 1918 по 1922 год и разграбившего Дальний Восток в беспрецедентных масштабах (французы, участники покорения России в 1812 году, могут спокойно спать в своих могилах!) не подлежат справедливому осуждению с полным возмещением японским государством наших убытков? Вопрос этот в свете потока бесконечных зарубежных требований к России о компенсациях вполне назрел. Доколе ж самим покорно молчать?

А справедливо ли не очень-то заботиться об опаснейшем своем наследии - огромных запасах химического оружия, накопленного в свое время и по сей день хранящегося вдоль российско-китайской границы? И с каждым десятилетием, с ветшанием оболочек смертельная опасность все реальнее для Приамурья. Это вам не «цзилиньское пятно» 2005 года - натурально для уничтожения всего живого изготовленные заряды. Час химической Хиросимы для нас все ближе и ближе.

И справедливо ли, да и просто вежливо ли японскому парламенту лишь по собственному разумению принимать решение о присоединении Курил? И вот уже в структуре губернаторской власти Хоккайдо появляется департамент по их развитию. Это что - объявление войны? Де-факто - именно так! Ибо означает действия не только по присвоению чужой территории, но уже и по управлению ею. Много пишут и говорят о традиционной японской вежливости. Да где она здесь, в политике?

Все равно, что сегодня в Германской Федеративной Республике заработают министерства по Судетам, Померании, Бреслау, Кенигсбергу…
Словом, тут тоже просматриваются две антиподные справедливости: одна вроде бы по-японски, другая как бы по-русски. Но двух справедливостей в человеческой природе не бывает. Справедливость - в сумме выверенных человечеством принципов, а не в толковании их в свою пользу.
И где же выход?

В разуме, как таковом. В разумной взвешенности решений, чему, в отличие от глупости, нужно постоянно учиться.
И куда лучше бы японским политикам прекратить эти торги под названием «мирный договор». Как и российским его ярым сторонникам.
Сам по себе такой документ вовсе не будет «подведением черты» под состоянием войны между Россией и Японией. Капитуляция Японии и Сан-Францисская мирная конференция 1951 года с ее решениями самодостаточны. Все сверх того - форма политической игры или спекуляции. И бесперспективно для развития паритетных отношений между нашими странами. Просто для властвующих кругов Японии «капитуляция» не по нутру. А «мирный договор» превращает акт о капитуляции в некий вынужденный и временный, не принципиальный шаг. Война есть война.

Проигравшая Российская империя в свое время проглотила позорный для себя Портсмутский мир 1905 года. Это выигравший Советский Союз его отменил, предупредив о своем несогласии с ним еще в 1925 году, очищая от оккупантов последнюю часть своей территории - Северный Сахалин. И наказал не Японию, а его власть, подлинного агрессора. И особенно - ее генералитет, до самого августа 1945 года живший победным духом 1905 года.
Эту истину разумнее всего принять и не искажать.

И еще одну очень простую - не вплетать в наши экономические взаимоотношения политическую составляющую. Не к добру - к потерям прибыли. У России даже в Северо-Восточной Азии достаточно покупателей и без Японии.

Прибавим: в России, даже на Дальнем Востоке, где японская военщина сжигала села вместе с жителями, после Второй мировой войны практически не было антияпонских настроений. И в 60-70-е годы, когда здесь оживилась прибрежная торговля, а японские «караваны дружбы» стали нормой, в этом могли убедиться тысячи японцев. Ничего, кроме конкретной и самой искренней доброжелательности.

Намеренное и последовательное обострение «курильской проблемы» чем глубже, тем заметнее обостряет и восприятие друг друга. От недоверия до прямой неприязни. Будто кто-то третий, со стороны, кому выгодно стравить два народа, делает все возможное и невозможное. В порядке подготовки к новой мировой войне - логично. С точки зрения разума - безумие или преступление.

Тем более тревожит упорное желание японской элиты отказаться от «мирной» статьи в японской конституции и возродить мощные вооруженные силы. И не «самообороны», а совершенно наступательные. Два шага до агрессии!

И не удивительно, что очередное масштабное выдворение японских браконьеров-рыбаков вдруг вызвало такую бурную реакцию - обращение в трибунал ООН. Впервые за все послевоенное время. Уже и сами поверили в полную законность своих действий! Впрочем, для японских властей выигрыш будет в любом случае. Подтвердит международная инстанция вину российской стороны - да здравствуют японские Курилы! Не подтвердит - да здравствуют японские армия и флот, которые нужно укреплять и развивать, чтобы они могли защищать наших людей в море, в небе и на земле!

Но и российской власти пора понять, что на этом фоне никакие уступки, встречные «мирные инициативы» и проч., проч. не имеют смысла.
Восток - дело тонкое «Восток - дело тонкое!» - мудро говорил красноармеец Сухов.

Но здесь признают не только сильных, но и смелых. Уже давно звучит предложение российских специалистов собственному правительству - официально признать Сан-Францисский договор, по которому «Япония отказывается от всех прав, правооснов и претензий на Курильские острова...». И ратифицировать его затем, как положено.

Пустячок? Вовсе нет! Это нужно, чтобы затем поставить в тех же международных инстанциях вопрос о неправомерности претензий и действий японских органов власти в связи с Курильскими островами за все время действия договора. И о фактическом выходе Японии из этого базового для всего послевоенного устройства в Азиатско-Тихоокеанском регионе договора.

И все это - вежливо и доброжелательно. В рамках поиска верных путей надежному диалогу и взаимовыгодному сотрудничеству наших стран. А там откроется и дорога к решению «курильской проблемы». А может быть, таковой и вообще не станет как проблемы.


Юрий Ефименко, почетный член Приамурского географического общества.