Безденежье, забастовка, стрельба, голодовка - все это на российско-китайском предприятии «Февральлес». В дальневосточной тайге зреет новый межнациональный конфликт? Сигнал SOS подали местные работяги - лесорубы и лесозаготовители из таежного поселка Февральск.


«Нас, граждан РФ, продали китайцам и превратили в рабов, - писали они. - Рабочим урезали зарплату, они вынуждены увольняться. Идет планомерное, специально задуманное вытеснение работающих граждан РФ и замена их гражданами КНР. Если власти не примут решения, мы, рабочие, сами наведем порядок, так как живем на российской земле».

Следом за словами пошли дела. Забастовка, голодовка, блокада паромной переправы через реку Селемджу. Почти сутки голодающие стояли стеной и не пропускали транспорт на паром. Переправу - единственный путь, связывающий Амурскую область с ее «северами» - райцентром Экимчан и поселками, - тоже продали китайцам.

«Февральская революция» с китайским акцентом

Последний раз дальневосточный поселок Февральск гремел на всю страну, когда строили БАМ, - тридцать с лишним лет назад. Сегодня БАМ - это десятки лезозаготовительных предприятий, арендаторов приамурских лесосек. По данным Природоохранной прокуратуры, под рубки в Амурской области отдано более половины государственного лесного фонда. Львиная доля древесины вывозится в Китай. По словам спикера Госдумы Бориса Грызлова, недавно посетившего Приамурье, область - лидер в контрабанде круглого леса.

«Февральлес» был российским. И держал по области видное третье место по объему лесозаготовок. Но год назад в амурскую глушь добрался новый человек по имени Сунь Юньтай и, представившись Сашей, объявил, что теперь он генеральный директор. Акционерное общество из Харбина с названием «Суйбао Жедянь» купило предприятие, что называется, на корню - с российской рабсилой, пилорамой, техникой, складами. «Февральлес» стал стопроцентно китайским.

Больше личными визитами Саша народ не баловал. Зато прислал руководителей рангом пониже. Те немедля приступили к тотальному мониторингу производственной деятельности и написанию отчетов. Из которых Саша - Сунь Юньтай сделал вывод: коллектив работает плохо, но зарплату получает шикарную - до 30 - 40 тысяч в месяц. И начал «февральскую революцию». Изменил штатное расписание, безбожно урезал оклады: исполнительному директору - 20 тысяч рублей, водителю

«КамАЗа» - 9 тысяч. Ни северных надбавок, ни районного коэффициента. Ни сверхурочных, ни ночных. Ни больничных, ни отпускных.


Дальневосточная тайга превратилась в одну гигантскую лесопилку. Но если раньше древесину просто вывозили в Китай, то теперь валят руками китайских гастарбайтеров, оставляя россиян без работы...

Из трехсот пятидесяти рабочих почти триста ушли «по собственному желанию». Куда? В основном в «черные лесорубы». Больше на БАМе безработным россиянам податься некуда.

Пуля для гастарбайтера

Сергей Сулим, главный энергетик «Февральлеса», для себя и таких же, как он, «последних из россиян» организовал профсоюз. Подключил районную прокуратуру и Государственную инспекцию по труду - проверить, как китайцы «чтут» трудовое законодательство РФ. Проверяющие ахнули: какой там закон, новые хозяева «Февральлеса» используют рабский принудительный труд! И тишина. Вновь безденежье, бесправие, безнадега...

- Дошло до того, - роняет в сердцах главный механик Николай Тимощенко, - что человек месяц работает, а в ведомости на получение зарплаты - «минус 2 тысячи рублей»!

Пригрозили забастовкой. Администрация Сунь Юньтая в ответ... завезла в Февральск первую партию китайских рабочих - 55 человек.

В первую же ночь незваных гостей кто-то «гостеприимно» обстрелял из воздушки. Цель была всем ясна. Не убить - попугать. Теперь китайцы перемещаются по поселку только в машине, пешком с территории базы - ни ногой.

29 сентября началась голодовка.

- За день до акции мне позвонил губернатор Колесов (теперь уже бывший. - Авт.), - вспоминает Сергей Сулим, - стал отговаривать голодать. Сказал, лично прилечу и все решу, и со мной рабочая группа областного правительства. Звоним в Благовещенск. Говорим переводчику Сунь Юньтая, мол, скажи шефу, что к нам губернатор летит, пусть срочно в Февральск... А тот отвечает (все слышали, я громкую связь включил): «Губернатор? Да ладно. И с губернатором договоримся».

Николай Колесов и вправду вылетел в назначенный день. В Москву. По официальной информации, на заседание российско-китайского комитета по проведению Года русского языка в Китае.

- Голодали в электроцехе, - у уборщицы Наташи Пуртовой еще есть силы на улыбку. - Все ночевали на полу и на лавках, а мне диванчик уступили.

Наташе скоро в декрет. Как ни стращали врачи - бедная женщина была со всеми четыре дня.

Постороннему кажется: подумаешь, четыре дня не ели. Ну а если и до этого жизнь впроголодь да подорванное на вечном лесоповале здоровье? «Букет» лесоруба - хронический холецистит, пиелонефрит, бронхиальная астма... Врачи «Скорой», дежуря в электроцехе, без устали писали в журнале: «Виктор Капчинский - высокое давление, 180», «Василий Токаренко - ОРВИ, слабость, головокружение, боль в желудке»... Да еще что ни день, на пороге возникали китайцы с полными сумками продуктов и давили на психику: «Голодовка плёхо. Надо кушать...»

«Кушать» стали только после того, как с последним из 36 голодающих работодатель Сунь Юньтай подписал-таки трудовой договор в соответствии с Трудовым кодексом РФ и зарплатой, получаемой каждым работником до его, Сунь Юньтая, пришествия.

- Нам стоило большого труда заставить китайского работодателя пойти на уступки рабочим и увеличить зарплату. По каждому трудовому договору шли бои... - Один из членов рабочей группы правительства Амурской области, государственный инспектор труда Виталий Дорожко, до сих пор под впечатлением от увиденного в Февральске.

Миллионные убытки ради будущей выгоды

- В феврале валили лес - 20 тысяч кубов лиственницы. Вдруг Сунь Юньтай резко снизил расценки на вывоз кругляка с делян. Люди возмутились, бросили все и ушли, - вспоминает сегодня исполнительный директор Александр Красиков.

Десятки тысяч кубометров леса до сих пор лежат мертвым грузом в тайге. И рад этим дровам лишь жук-короед.



Директор «Февральлеса» Сунь Юньтай (снимок справа) начал экономить на рабочих, когда бывший вице-губернатор Владимир Кулинич, он сейчас подсудимый (на фото слева), «убедил» китайца платить дань в губернаторский фонд.

Но ведь какие убытки! Если в Китае амурский куб стоит 160 - 170 долларов, то 20 тысяч кубов - это... В общем, деньжищи. Ради чего новый китайский собственник согласился терпеть убытки размером в миллионы долларов? По логике бизнеса - только ради будущей выгоды.

Китайское экономическое чудо стоит на двух китах - максимально дешевый труд и ноль социальных гарантий. Свою «февральскую революцию» Сунь Юньтай вершил по этой модели.

Он не понимает и не говорит по-русски. Мы встретились в офисе его адвоката в Благовещенске и пообщались с помощью переводчика. Вид у китайского Саши усталый. Он трудится здесь, в России. Жена далеко - в Харбине. Саша подсчитал: семьдесят дней как с супругой не виделся.

- Русские рабочие, - заученно твердит Сунь Юньтай, - хорошие и терпеливые. Я их не хотел увольнять. Они ушли добровольно.

Думаю, что, скажи он такое сегодня в Февральске, униженные и оскорбленные российские мужики схватились бы за булыжники как за орудие пролетариата. Тут ни для кого не секрет, что их, жителей этих мест и работников «Февральлеса», планировали заменить китайцами во имя вышеназванного экономического чуда.

У председателя профкома Сергея Сулима в руках сводная таблица «Заявки работодателей о потребности в рабочей силе для замещения вакантных рабочих мест иностранными работниками на 2009 год в Амурской области». Находим строчку «ООО «Февральлес». В колонке «Численность работников на 1.01.2008 (чел.)» стоит скромная цифра 5.

- Вранье! - кипятится Сулим. - В январе у нас еще не было увольнений, люди работали как обычно. Даже сегодня нас, оставшихся, в восемь раз больше!

Губернатор и один процент с оборота

Получение предприятиями разрешений на привлечение и использование рабочей силы в Амурской области - отдельная тема. Только ее затронешь, должностные лица начинают заметно нервничать: «Я ни при чем. Это не я...»

Глава администрации Февральска Михаил Натыкан сидит здесь пятый избирательный срок. Его кабинет - оплот России в «прокитайской» таежной округе. Государственный флаг, портрет президента, гербы РФ, области и поселка. На стене напротив - диплом в рамочке за третье место в общероссийском конкурсе «Лучший глава муниципального образования».

(Лучший глава гиблого места - поселка, где убиты дороги, уныл жилфонд с пустыми глазницами окон, в аварийном состоянии больница... Что ж, оказывается, и такое бывает.)

- Как же, - спрашиваю, - ваш «Февральлес» докатился до голодовки?

- Он не мой. Это ООО, - волнуется Натыкан. - И люди меня не спрашивают, устраиваться им туда на работу или увольняться. А про привлечение иностранной рабочей силы спросите главу района, он в курсе.

- Везти или не везти китайцев, решаю не я, - обижается глава Сергей Мельничук. - Как это делается? Наш районный Центр занятости принес мне записку. Просто бумажка, где написано от руки: «Прошу дать согласие на привлечение иностранной рабочей силы в количестве 260 человек». И подпись - «Кулинич». (Владимир Кулинич - первый вице-губернатор Амурской области, теперь уже бывший. - Авт.) А мы, между прочим, можем обойтись без китайцев. Району они налоги не платят - зачем они мне?

В прокуратуре Амурской области проверкой законности действий китайского руководства предприятия «Февральлес» занимается Дмитрий Потапов.

- Привлечение китайских рабочих было проведено в полном соответствии с законом, - прокурор с нажимом произносит каждое слово.

- А разве целесообразно использовать иностранцев, когда свои сидят без работы?

- Мы проверяем законность, а не целесообразность.

Если записка от первого вице - для прокурора закон...

В нескольких кварталах отсюда, в Следственном управлении при Прокуратуре по Амурской области, с мая этого года расследуется громкое уголовное дело в отношении автора записок, бывшего первого вице-губернатора Владимира Кулинича.

Руководитель следственной группы, следователь по особо важным делам Ярослав Сидоров начинает как раз с целесообразности.

Две инстанции - областной Центр занятости и Управление труда и занятости населения правительства Амурской области - обязаны дать заключение о целесообразности привлечения предприятием иностранной рабочей силы на основании информации с мест. Потом заявки рассматривает Управление федеральной миграционной службы по Амурской области и в соответствии с квотой (установленное правительством РФ число гастарбайтеров) выдает (или не выдает) разрешение.

Записки законом не предусмотрены.

- Что делал Кулинич? Подменял собой законные инстанции, - объясняет следователь.

Делалось это так. Кабинет первого вице. Сидят трое - он сам и представители Центра занятости и Управления труда. Заходит руководитель с заявкой на привлечение иностранной рабсилы.

Кулинич:

- С вас - один процент с оборота предприятия.

Руководитель:

- М-мм...

Кулинич:

- Один. С оборота. Во внебюджетный фонд при губернаторе Амурской области.

Если проситель соглашался, в район летела записка Кулинича о «целесообразности» привлечения китайцев.

- Он действовал, превышая должностные полномочия и по устному распоряжению губернатора Николая Колесова, - продолжает следователь Сидоров. - Губернатор это отрицает, но нами установлено, что он не только распорядился, но и сам лично «уговорил» девять фирм платить в некий фонд. Этот эпизод выделен в отдельное производство.

Был ли Владимир Кулинич лично заинтересован в «работе» с просителями? Не доказано. Однако выявлен мотив преступления: обвиняемый пояснил, что действовал в целях оправдания доверия, оказанного ему губернатором. Пока его не арестовали, Кулинич успел обработать без малого двести фирм и компаний, собрать в губернаторский фонд 6 млн. рублей. Вроде негусто. Но ведь все только начиналось...

«Февральлес» он тоже «уговорил». Расчетливые китайцы вывели ужасную для себя арифметику: ни за что ни про что в какой-то левый фонд придется каждый год платить миллионы рублей! Но деваться некуда, и надо на чем-то экономить.

На чем экономят буржуи? По Марксу, на зарплате рабочим. Сегодня - российским. Завтра - китайским. До тех пор пока те хором не грянут «Интернационал», не схватят ружье или булыжник. Как, собственно говоря, это случилось в Февральске.

Пролетарии двух стран, объединяйтесь!

Последние месяцы в Приамурье вообще были богаты событиями. В Благовещенске прошел беспрецедентный марш протеста. Через весь город к набережной Амура, где находится представительство Хэйхе - города-спутника Благовещенска, прошествовала большая, около тысячи человек, колонна китайских рабочих. В Россию их привезла строительная компания «Хуафу» (в переводе - «богатство») - один из крупнейших застройщиков области.

Грязные, больные, худые китайские работяги несколько месяцев не получали зарплату. Когда их показали по местному телевидению и им немного отломилось от чужого «богатства», в очереди за деньгами случилась безобразная давка и драка.

Митинговали врачи городской больницы, водители автобусов - всем не хватает денег.

Бастовали рабочие золотодобывающего прииска Дамбуки, где контрольный пакет акций принадлежит одной из преуспевающих российских горнорудных компаний.

Угрожали митингами и голодовками обездоленные сотрудники... внебюджетного фонда при губернаторе - того самого, куда еще совсем недавно Владимир Кулинич и сам Николай Колесов собирали однопроцентную дань со ВСЕХ предприятий горемычной Амурской области.

«Февральлесу» досталось как никому. С одной стороны - «китайское экономическое чудо», с другой - предательство своих же чиновников, готовых за один процент с оборота оставить людей без работы и сдать славный БАМ с его лесными богатствами армии гастарбайтеров-лесорубов.

17 октября Николая Колесова отстранили от власти. Теперь в Приамурье новый губернатор. И новая жизнь? Не забыл бы бурлящий от перемен Благовещенск про большие беды маленького Февральска.

На днях мне позвонил Сергей Сулим:

- Нас опять обманули. До 15 октября обещали вернуть долги, а дали подачку - по 1 - 3 тысячи рублей. Да и то не всем. Ждем еще неделю. Потом - вторая голодовка.

Амурская область.

КОММЕНТАРИЙ ЭКОНОМИСТА

Татьяна ЧЕТВЕРНИНА, проректор Высшей школы экономики:


«Должна вмешаться прокуратура»

- Очевидно, что мигрантов из-за рубежа нужно привлекать на производство в том случае, когда на нем невозможно использовать труд российских граждан. И, если приезд иностранцев не вызывает рост напряженности и конфликты с коренным населением. Так что претензии дальневосточных рабочих я считаю вполне естественными и нормальными.

А иностранный работодатель, пришедший в Россию, должен действовать в рамках российского законодательства, а не привозить к нам иные порядки из-за границы, какими бы замечательными и удобными для него они ни были. Контроль за соблюдением российского законодательства в трудовой сфере - прерогатива Рострудинспекции.

И если нарушения законодательства имеют место, то Рострудинспекция должна принимать решительные действия. Правомерность и обоснованность привлечения иностранной рабочей силы - это компетенция органов по труду и занятости, а также местной администрации. Насколько мне известно, процедура оформления привлечения иностранных рабочих непроста, требования к ним довольно строгие.

Если, конечно, эти требования соблюдать. И опять же, это дело прокуратуры разобраться, по каким причинам органы власти оказались на стороне иностранного бизнесмена, а не на стороне работавшего местного населения.

Фото автора и ИТАР - ТАСС

Наталья ОСТРОВСКАЯ. "Комсомольская правда"