Один из громких «строительных» конфликтов во Владивостоке подошел к развязке 20 октября 2008 г. ЗАО «ДВСК» обязали снести начатый дом, который, как и сотни других в городе, возведены на месте бывших кладбищ.


По данным издания, приморский краевой суд подтвердил вынесенное ранее решение Первореченского суда Владивостока о ликвидации объекта незавершенного строительства по адресу: г. Владивосток, ул. Овчинникова, д. 18 а.

В прессе этот дом называли «домом на костях», активно подогревая истерию по поводу «хищных застройщиков», для которых нет «ничего святого». Хотя представители ЗАО «ДВСК» предлагали за счет компании перезахоронить немногочисленные людские останки, действительно обнаруженные при строительстве фундамента дома, и даже поставить на территории памятник.

Половина Большого Владивостока, об этом прекрасно известно краеведам, построена на месте бывших погостов. Характерный пример – Покровский парк, традиционное место захоронения владивостокцев с конца XIX века до середины XX.

При строительстве парка останки не вывозились, в течение суток разровняли могилы бульдозером, построили танцплощадку и прочие «культурные сооружения». Так молодежь и забавлялась, среди могильных плит.

Есть и новейшие здания на захоронениях. На месте могил построен Казанский храм, прямо сейчас возводятся многоэтажки на Маяке, также на месте бывшего кладбища. Почему никого, кроме жителей близлежащих домов, да нескольких патриотов, знатоков родного города, не беспокоит уничтожение памятника Героям Хасана? Почему не беспокоит то обстоятельство, что здесь некогда были погребены десятки, если не сотни людей?

В информационной войне против ДВСК активно использовались так называемые «общественники», жители близлежащих к стройке на Овчинникова домов. Эти люди не жалели красок для описания своих претензий к строителям, нарушающих, якобы, их права. Однако на картах краеведов обозначено, что в 1909-38 гг. от Моргородка до Второй Речки располагалось Первореченское кладбище (отдельные его участки до сих пор виднеются в районе БАМа).

Здесь располагалось около 12 отдельно расположенных погостов многочисленных конфессий и национальностей: православное, иудейское, китайское и т. д. Прямо в районе кинотеатра «Искра», к примеру, находился японский крематорий. На Моргородке располагались пересыльный лагерь ГУЛАГа и старинное японское кладбище.

В 1938 году сотрудники НКВД пригнали сюда заключенных, которые разровняли кладбище, без разбора вероисповедания и нации похороненных, сверху насадили капустные поля. Работы велись аврально, конечно, никто останки не выкапывал и не вывозил.

Что говорить, если свежие трупы расстрелянных сотнями в братских могилах хоронили. Такая вот «чекистская рекультивация». О том, что находится под землей, люди, конечно, знали, да и наверняка находили время от времени черепа и кости, но предпочитали помалкивать.

Сельскохозяйственной территорией Столетие оставалось до начала 60-х годов, когда с истинно коммунистическим напором здесь принялись целыми микрорайонами строить «хрущевки». Конечно, опять же, никто не занимался никакими перезахоронениями. Ни в коем случае не хотим обидеть строителей тех лет – они были людьми в значительной степени подневольными, да и, действительно, решили жилищную проблему.

Но ведь никого из людей, нынче проживающих по улице Овчинникова, никогда волновало и не волнует особо, что там лежит под фундаментами их домов – кости иудеев или христиан. До 2004 года.

Между тем Федеральный закон от 12 января 1996 г. N 8-ФЗ прямо говорит: «использование территории места погребения разрешается по истечении 20 лет с момента его переноса и только под зеленые насаждения». Соответствующие санитарные нормы, впрочем, действует с советского времени, но тогда, как видим, их просто игнорировали. Времена были сугубо атеистические и материалистические, а директивы вождей выполнять надо было без задержек.

Еще в апреле 2001 года администрация Владивостока предварительно согласовала выделение земли под место размещения жилого дома переменной этажности от 6 до 14 в районе ул. Овчинникова, д. 18-20. В 2003 году глава администрации Юрий Копылов своим постановлением предоставил участок площадью 8301 кв. м. в аренду под застройку.

Знал ли в администрации краевого центра, на какой территории разрешают возведение дома, сказать сложно. Застройщик, ДВСК, вполне резонно замечает, что землеотвод получил – на вполне законных основаниях, и знать про историю Владивостока начала прошлого века не обязан. Тем более что, вокруг участка – жилые дома.

В 2004 году компания приступила к строительству, попутно привлекая денежные средства граждан по договорам долевого участия. Будущие квадратные метры расходились бойко – многих привлекала возможность поселиться в красивой современной многоэтажке с видом на Амурский залив. Но, когда при строительстве фундамента были обнаружены останки, подняла шум «общественность», зашевелились прокуратура, городская администрация.

Почему острая реакция проявилась именно по поводу Моргородка, хотя, как видим, есть куча других новостроек, идущих в весьма сомнительных местах? Может, тамошние кости и надгробия вывозятся незаметно? В каких ситуациях застройщикам оказывается такое «персональное» внимание, как в случае ДВСК, известно хорошо.

Несколько лет разбирательств, препирательств, жалоб и откровенной клеветы – и вот, результат, окончательное решение суда. Судьи не посчитали юридически значимыми аргументы застройщика о том, что на момент начала строительства у него имелись все необходимые разрешающие документы. Как считают служители Фемиды, то обстоятельство, что готовность незавершенного строительства составляет 8-9 процентов, также не препятствует исполнению судебного решения.

Суд запретил строительство дома и возложил на «ДВСК» обязанности по его сносу. ЗАО «ДВСК» планирует потребовать от мэрии порядка 300 миллионов рублей, уже затраченных на строительные работы. Затраты, которые понесла компания, включая проект и рекультивацию земельного участка, планируется внести в мировое соглашение и передать в мэрию.

Если администрация откажется в добровольном порядке компенсировать ущерб «ДВСК» и дольщиков, застройщик планирует обратиться с соответствующим иском в краевой арбитражный суд.

Компания «ДВСК» готовится к выполнению судебного решения – демонтажу фундамента здания. По мнению застройщика, компенсировать убытки, понесенные им в ходе строительства (а это, по предварительной оценке, около 300 миллионов рублей), должна мэрия. Ведь она выделила землю «на костях». Несмотря на то, что с 2001 года на посту градоначальника сменилось два человека, правопреемником прежних решений остается именно администрация Владивостока.

Между тем, в связи с приближением Саммита АТЭС скандалы «на костях» приобретают новую, зловещую окраску. Переносится (в который раз) прах графа Муравьева-Амурского. На нынешнем месте, близ улицы Суханова, он, оказывается, мешает строительству моста через Золотой Рог, поэтому кости первого генерал-губернатора Восточной Сибири перенесут к Покровскому храму.

Громкий скандал разразился по поводу стоянки древних людей, которую уничтожают на острове Русском. Он, к несчастью, мешает строительству другого «атэсовского» моста. Похоже, что не строй в нашем городе, волей-неволей, выроешь останки Homo Sapiens.

Новый Регион, Ольга Радько