Вчера в Хабаровске выселение судебными приставами семьи Кирс из принадлежащей им квартиры №52, расположенной по Амурскому бульвару, 9, вылилось в многочасовую акцию протеста. В 11 часов судебные приставы подошли к двери спорного помещения, однако проживающие отказались их впустить.


Открыть им дверь супруги Кирс отказались, поэтому к металлической входной двери были вызваны слесари, которые попытались ее взломать. Этому всячески противодействовали жильцы помещения: два раза они вырвали шнур резака из розетки, затем и вовсе его перерезали, а соединенный изолентой провод залили водой.

В итоге слесари спилили петли с двери, но не смогли справиться с ее сложным замком. Затем к дому была вызвана пожарная машина с выдвижной лестницей, по которой приставы рассчитывали проникнуть в квартиру через окно.

Однако в тот момент, когда лестница была подведена к единственному незакрытому окну (на двух остальных жильцы наклеили плакаты с надписями «Кто поможет моей семье в борьбе с криминальной схемой отъема квартир?!», «Осторожно, правовой беспредел!» и «Хабаровск: коррупция не спит — мошенники тоже»), из него на улицу высунулся 16-летний сын Кирсов Павел, заявивший о том, что если кто-нибудь попытается проникнуть таким путем в квартиру, то он выбросится из окна.

После этого к дому были подогнаны машина «скорой помощи», а сотрудники МЧС растянули сначала полог, удерживаемый руками (см. фото), а затем специальную надувшую подушку. Виталий Кирс в это время, связавшись по мобильному с дежурным прокурором Хабаровской крайпрокуратуры, обрисовал ситуацию и потребовал, чтобы на место событий выехал либо дежурный прокурор, либо сам прокурор края Виталий Каплунов.

«Пусть он при телекамерах скажет, что в моем деле все сделано по закону, либо разберется в ситуации», — потребовал господин Кирс. Его заверили, что заявление приняли. «Я прошу вас не допустить трагедии», — обратился к сотрудникам МЧС Виталий Кирс. В итоге, несмотря на противодействие жильцов, дверь в квартиру была выломана с применением спецтехники, семья Кирс — выведена из помещения.

Дмитрий Щербаков, Коммерсантъ