19 февраля Ленский районный суд Якутии будет воскрешать человека. Собственно, человек и без того жив, но он и его родственники безуспешно обивают пороги присутственных заведений, пытаясь это объяснить. У чиновников есть справка о том, что он помер, а это значит, хоть пляши в кабинете, ничего не докажешь.


Летом прошлого года в одном из сел Ленского района было обнаружено тело неизвестного. На место происшествия выехали милицейские оперативники и сотрудники следственного управления при СКП. Опросили жителей села. Осмотрев останки, те заявили, что это, видимо, Степан Андреев, который как раз куда-то исчез (фамилия и имя изменены). Оперативники записали это в свои протоколы.

3 июля бюро судмедэкспертизы по Ленскому району, исследовав документы и приложенное к ним бездыханное тело, оформило свидетельство о смерти. 20 июля кончина Степана Андреева была официально зарегистрирована в ЗАГСе, и первым делом справку отправили в пенсионную службу, где он при жизни получал пенсию по инвалидности. Чтобы сняли с довольствия.

Сам Степан, надо отметить, в это время находился в отъезде и сном-духом не ведал, что по бумагам уже не числится в списках пенсионеров и вообще в живых. Узнали об этом его родственники, проживающие в Ленске. Обнаружив, что произошла нелепая ошибка, они пошли в следственное управление.

- Конечно, им сразу надо было идти к нам, - рассказывает прокурор района Иван Сергеев. - Но родственники решили: раз ошибку допустили следователи и милиция, они и должны ее исправлять. И стали доказывать там, что Степан жив, требуя оформить соответствующий документ. А у Следственного комитета другая специфика работы. Поэтому кроме отказных постановлений родные Андреева ничего там не добились.

Уже понимая, что при опознании тела что-то произошло не так, работники правоохранительных органов как минимум могли объяснить людям, куда надо обращаться за реальной помощью. А могли и сами инициировать исправление ошибки. Но они этого не сделали.

- Лишь ближе к зиме родственники обратились к нам, - продолжает прокурор района. - Проведя необходимые проверочные мероприятия, недавно мы направили материалы в суд, который теперь и должен принять соответствующее решение.

Уточнять, когда произошло это "недавно", прокурор не стал. Понятно: если заявление поступило в прокуратуру "ближе к зиме", на проверочные мероприятия ушли месяцы, так как зима уже заканчивается.

Ленск - город маленький, и весть о том, что живого человека перепутали с покойником, быстро разнеслась по кабинетам. А когда Степан собственной персоной явился за пенсией, невероятное и вовсе стало очевидным. Однако выдать деньги человеку, на которого поступила справка о смерти, в отделении Пенсионного фонда отказались.

- Он долгое время не обращался за пенсией - жил где-то в другом месте, - поясняет руководитель отделения Золхия Науманова. - А когда появился, мы объяснили ему, что не можем выдать деньги, пока суд не установит, что он живой. Есть такой порядок, и нарушать его мы не вправе.

- Как только он принесет необходимые документы, вся невыплаченная за прошедшие месяцы пенсия будет выдана ему в полном объеме, - подтверждает руководитель пресс-службы управления ПФР по Якутии Никита Прокопьев. - Понятно, что ситуация совершенно абсурдная, но Пенсионный фонд повинен в ней в последнюю очередь.

Вопрос о том, что инвалиду, возможно, не на что жить, не стоит. Невзирая на то, что родня и односельчане готовы подтвердить: да, это он. Да и дело-то происходит не в огромном мегаполисе, а в небольшом районе, где едва ли не все друг друга знают. Одна ошибочно выписанная мертвая бумажка перевесила свидетельства живых.

Ну а что же суд?

- Сначала прокуратура долго тянула с проверкой, - рассказывает Уполномоченный по правам человека в Республике Саха (Якутия) Федора Захарова, к которой представители Степана Андреева обратились в надежде ускорить процесс. - А когда документы наконец ушли в суд, там их поставили в общую очередь. Я пыталась убедить судей поторопиться, но получила ответ: ускорить рассмотрение дела невозможно в связи с большой загруженностью. Видимо, им не понять, каково это - больше полугода ходить в покойниках. Ведь каждый день, проведенный в таком положении, бьет по психике, тем более что речь идет об инвалиде.

Омбудсмен уверена в том, что суд признает Андреева живым и пенсию ему выплатят всю до копеечки. Но весь этот абсурд, по ее мнению, можно было исправить в считаные дни.

Встретиться или хотя бы переговорить по телефону с самим Степаном Андреевым не удалось. Он избегает разговоров на эту тему с представителями прессы, а его родственники даже сделали Федоре Захаровой выговор за то, что она поставила СМИ в известность о случившемся. И понять их можно.

Владимир Таюрский, "Российская газета"