На общественных слушаниях по квотам на вылов водных биоресурсов в 2008 году в морских акваториях, а также в бассейне реки Амур больше всего вопросов к науке было от рыбопромышленников. Они заинтересованно обсуждали прогнозы допустимых уловов (ОДУ) на сельдь, минтай, краба, корюшку. Эти слушания прошли в Хабаровском филиале «Тихоокеанский научно-исследовательский рыбохозяйственный центр» (ХфТИНРО-Центр).

То, как в очередной раз распределили биоресурсы, вызывает недоумение. К примеру, ОДУ в морских акваториях, прилегающих к Хабаровскому краю: минтая - 400 тонн, трески - 340, наваги - 370, камбалы - 884, камчатского краба - 47, палтуса - 37, мойвы - 8800, кальмара - 5 тонн. - На каком основании из 23 тысяч тонн нерестовой сельди половину отдали «под науку»? - вопрошал специалистов ТИНРО заместитель начальника главного управления рыбной промышленности министерства природных ресурсов края Алексей Емельянов.

Ему ответили: дескать, учетная съемка запасов сельди (ставными неводами!) должна вестись по всему побережью, а не в одной точке. По сути, должно быть как минимум 14 «прогнозов» для этого биоресурса. А что такое контрольный лов, под который ежегодно выделяются объемы не в штуках, а в десятках и сотнях тонн? Контроль за состоянием запасов и сбор биостатистической информации. Не пора ли ведомственную науку считать рыбодобывающей организацией? Неужели ихтиофауну можно исследовать только… промышляя? Сегодня, увы, научный лов без реализации - чистый нонсенс. Парадокс: не будет так называемых «квот под науку» - не будет у науки средств, а точнее, денег на… науку.

В сторону уменьшения ОДУ также по колючему крабу (в четыре раза!), морскому гребешку. Даже ламинария попала в «черный список»: 300 тонн морской капусты дает наука на край! Добывать ее, оказывается, нашим рыбакам нерентабельно. - Сегодня рыбодобывающий флот в количестве 77 судов оснащен мощными морозильниками, мы можем добывать около 160 тысяч тонн рыбы, - сообщил Алексей Емельянов. В главном управлении рыбной промышленности сообщили, что на каждого жителя края приходится 22 килограмма рыбопродукции в год, что больше медицинской нормы. Из около 140 тысяч добываемого в морях продукта одна треть попадает на наш стол.

Можно и больше, но падает спрос на товары высокой переработки. На соленые, копченые, печеные, консервированные и фасованные дары моря. Из-за их дороговизны население предпочитает покупать рыбу в свежемороженом виде. А вот запасы пресноводных рыб в бассейне Амура находятся на подъеме и ждут рыбаков. Объем допустимых уловов крупного и мелкого частика предлагается более трех тысяч тонн. В списке на освоение больше всего корюшки - 1500 тонн, карася - 476, тихоокеанской миноги - 230, подуста-чернобрюшки - 200 тонн, карася - 476 тонн. Однако особого энтузиазма эти цифры у рыбаков не вызывают: квоты не осваиваются из-за плохой экологии Амура.

Теперь сравним: в начале прошлого века у нас вылавливалось до шести тысяч тонн амурской щуки, а сейчас едва 30 тонн. А из всего рыбьего многообразия (в Амурском бассейне насчитывается 125 видов рыб!) облавливаются всего шесть видов. Отмечается снижение не только уловов амурской щуки, но и карася, и сома. Зато значительно возросла доля желтощека, белого толстолобика, верхогляда и белого леща. Чаще в сети стали попадаться «краснокнижники» - ауха, сом Солдатова, черный лещ, белый амур. Численность этих видов рыб, подорванная в прошлом веке под действием интенсивного промысла, в настоящее время восстанавливается.

Впрочем, по мнению ученых ТИНРО, на колебания рыбьего поголовья влияет зарегулированность стоков Амура из-за строительства ГЭС, пойма практически перестала заливаться, что затрудняет нерест. Рыбохозяйственная наука уверяет, что ущерб, нанесенный цзилинским загрязнением, скорее экономический, чем экологический. Существенного влияния оно на рыбное богатство не оказало.

Корюшка, минога, кета да и другие виды не подверглись бензольному отравлению. «Пятно», дескать, ударило по рыбодобывающим предприятиям, у людей развился синдром страха, в чем виновата… пресса. Однако исследования Института водных и экологических проблем ДВО РАН (ИВЭП) свидетельствуют об обратном. - Комбинированное воздействие токсических смесей недостаточно изучено, - говорит директор ИВЭП ДВО РАН Борис Воронов. - Но очевидно, что больше всего пострадали донные обитатели бассейна Амура.

К донным видам рыб относятся сом, косатка, кони, карась, змееголов и другие. В их тканях и даже костях обнаружены канцерогенные вещества - соединения горюче-смазочных материалов и целлюлозы. У ракушек найдены опухоли, вызванные соединениями нитробензольного ряда. А в осетре, выловленном на Нижнем Амуре, - тот же «компот». «Следы» бензола находят уже в Охотском и Японском морях.

Можно ли речную рыбу употреблять в пищу? В территориальном Роспотребнадзоре успокоили: запрета на вылов нет - значит, рыба не опасна для здоровья человека, а при обнаружении специфического запаха в рыбе ее следует возвращать торговцам. Проще всего определить ее пригодность в пищу старинным способом - отварить, чтобы сразу почувствовать душок. Указание, конечно, ценное. Но как быть жителям приамурских сел, где речную рыбу сегодня не едят? Ее не то что люди, даже кошки есть брезгуют…

А вот еще хорошая новость: ОДУ по лососям на нынешний год обнадеживают рыбаков. К примеру, в реке Амур и лимане разрешено промыслить горбуши 455 тонн, кеты летней - 1643 тонн, осенней - 3340 тонн. А всего в водоемах края прогнозируется добыть около 30 тысяч тонн лососей. Наука тоже не остается внакладе: 3420 тонн красной рыбы выделено на научно-исследовательские цели. Не забыты и коренные малочисленные народы Крайнего Севера, им дали аж 430 тонн, а на искусственное воспроизводство, то есть на все рыбоводные заводы, - 268 тонн производителей кеты!

Александр САВЧЕНКО. Газета "Тихоокеанская Звезда"