О том, что в Амурске когда-то находился мощный целлюлозно-картонный комбинат, сегодня мало что напоминает. В помпезном, с колоннами у входа, в несколько этажей административном здании теперь обосновался промышленно-экономический техникум. Сразу к нему примыкает территория бывшего гиганта с обвалившимися, частично разобранными производственными корпусами.

Можно сказать, что предприятия, отравлявшего своими выбросами окружающую среду, давно нет, однако от него по-прежнему исходит реальная угроза всему живому. Почти ежегодно на развалинах производственных корпусов происходят трагедии, уносящие человеческие жизни. Только в минувшем году официально зарегистрировано два таких случая. Обвалившиеся железобетонные плиты погребли под собой людей. Это официальная статистика.

Однако большинство жителей Амурска уверено, что на развалинах комбината людей гибнет больше, чем регистрируется официально. Кроме того, многие получают тяжелые травмы и увечья. И вот что интересно: отыскать крайних, то есть тех, кто понес бы ответственность за происходящее, практически невозможно. Хотя, казалось бы, чего проще. Владельцы разрушающихся корпусов в городе известны, но…

Дело в том, что приобретали они эти корпуса не как здания, а как строительные материалы. Вот только разбирать их никто не стал, а просто вырезали весь крупногабаритный металл (имеются в виду балки, швеллеры) и вывезли на предприятия, занимающиеся его переработкой. На остатки этого «пиршества» как мухи на мед бросились местные «металлисты». Снимали и снимают все, что имеет хоть какую-то ценность в пунктах приема металлолома. Пытались их отгонять, но они все равно выкраивают удобный момент: идут и идут. В результате железобетонные остовы держатся сегодня на честном слове. Малейшего сотрясения достаточно, чтобы обрушилась какая-нибудь плита или часть перекрытия.

Периодически это и происходит. Хозяева же в случае ЧП заявляют, что на разбор никого не направляли, а потому виновными себя в происходящем не считают. Но и зданиями заниматься не желают, бросив их, по сути, на произвол судьбы. По поводу существования таящих в себе смертельную угрозу зданий и сооружений жители города давно бьют в «набат», требуют избавить Амурск от наследства, доставшегося в память о ЦКК. Однако здесь не все так просто.

Прежде чем начинать какие-то работы, необходимо получить согласие владельцев строительного материала, заручиться одобрением вышестоящих соответствующих органов. Уже давно вынашивается задумка «сложить» с помощью взрывов небольшой силы наиболее опасные останки комбината. Однако этот вопрос решается очень туго. Главный специалист группы охраны окружающей среды и природных ресурсов администрации района Г. Кочкуров рассказал, что планировалось привлечь к взрывным работам военных, но не получилось. Сейчас к проблеме подключились службы ЧС, и она начинает сдвигаться с мертвой точки. Во всяком случае, по словам Г. Кочкурова, достигнута договоренность, и, скорее всего, ближе к осени на территории бывшего целлюлозно-картонного комбината все же прозвучит серия взрывов небольшой силы, достаточной для того, чтобы избавиться от представляющих реальную угрозу зданий. Впрочем, опасность исходит не только от полуразрушенных зданий и сооружений.

Десять с лишним лет, прошедших с момента банкротства ЦКК, на его территории без всякой охраны лежало буквально под открытым небом около 2,5 тысячи тонн серы и примерно 600 тонн сульфата натрия. Сама по себе сера опасности не представляет, пояснил Г. Кочкуров, хотя и относится к третьему классу опасности. Природный минерал, который не испаряется и не растворяется под дождем. Но при ее горении выделяется сернистый газ, который на своем пути уничтожает всю растительность. Очевидцы рассказывали, что во время поджогов, которые баловства ради устраивали то мальчишки, то взрослые, с подветренной стороны на глазах желтела листва деревьев, жухла трава. А поджоги случались нередко. На их ликвидацию выезжали пожарные, работники местного отделения ГО ЧС.

При банкротстве комбината сера перешла в ведение Росрезерва, который категорически запретил продавать ее или утилизировать. Правда, спустя некоторое время дал разрешение на реализацию, однако покупателей не сыскалось. Почти на восемь лет затянулась переписка с Росрезервом, в ходе которой местная власть убеждала московское начальство в необходимости утилизировать эти запасы. И наконец-то там согласились, объявили конкурс на утилизацию. Его выиграло ООО «Эколог», арендующее у района илонакопители бывшего ЦКК и изготавливающее из их содержимого нужные сельскому хозяйству удобрения.

Предложенный обществом проект утилизации прошел государственную экологическую экспертизу, а суть его в том, что сера вывозится на полигон, арендуемый «Экологом», и при изготовлении удобрений добавляется в них. Минерал уже вывезен, находится под охраной. Аналогично поступило общество и с сульфатом натрия, избавило Амурск от этих «болячек». Но на поверхности остались другие, также доставшиеся в наследство от комбината. Если в большинстве городов России обнаруженные где-то даже капли ртути - уже крупное ЧП, то в Амурске даже килограммы жидкого металла никого не шокируют. Привыкли люди к подобным находкам. И никто не задается вопросом, откуда берется ртуть. Всем известно, что ЦКК использовал ее в производственном процессе.

Ртуть растаскивали с предприятия его же работники (непонятно, правда, с какой целью). И теперь время от времени то в одном месте, то в другом «всплывает» похищенное когда-то на комбинате. Однако вовсе не единичные случаи обнаружения ртути или ее розливов беспокоят работников группы охраны окружающей среды и природных ресурсов. Серьезным источником загрязнения остается хлорный завод, на котором применялась ртуть. Нельзя сказать, что город остался брошенным один на один со своими экологическими проблемами.

Край выделял три миллиона рублей на демеркуризацию угольных анодов, которые непосредственно использовались при работе с ртутью. Аноды утилизированы. Между тем, ртутью напитаны не только они, но и здание хлорного завода, примыкающая к нему территория. Это примерно несколько тысяч кубометров строительных материалов и 6 тысяч квадратных метров площади. Все это парит. Проводимые замеры показывают, что в здании уровень содержания ртути в воздухе в десятки раз превышает предельно допустимые нормы, на территории - в несколько раз. Ясно, что без демеркуризации не обойтись. Однако ни на одном уровне власти пока не принято кардинального решения по этому вопросу. И надеяться особо не на кого.

В соответствии с принятыми в последнее время законами работы по оздоровлению экологической обстановки на местах должны финансироваться из местных источников, иначе говоря, из бюджета района, в котором катастрофически не хватает средств на решение других неотложных задач. По всей видимости, амурчанам предстоит еще долго «наслаждаться» парами ртути.

Александр КАРПЕНКО. Газета "Тихоокеанская Звезда".