Матрос Гробов заявил в суде: признание в том, что он виновен в отравлении газом товарищей по экипажу, у него выбили следователи. Теперь он категорически отрицает свою причастность к инциденту.


В распоряжении «Известий» оказались сенсационные подробности закрытого процесса по делу о гибели 20 членов экипажа атомохода «Нерпа» 8 ноября 2008 года. Моряки погибли, отравившись газом, выпущенным автоматической системой пожаротушения.

Матрос Дмитрий Гробов, который на допросах признавал себя виновником трагедии, в суде внезапно отрекся от обвинений и заявил о прессинге со стороны силовиков.

— 5 июля Дмитрий Гробов фактически заявил о своей невиновности, — поделился с «Известиями» адвокат Сергей Бондарь, защищающий второго обвиняемого по делу, командира атомохода Дмитрия Лаврентьева. — Он категорически отрицает, что нажимал какие-либо кнопки на пульте управления, и не имеет отношения к выбросу газа.

Свое прежнее признание он объяснил воздействием силовых структур, которые вынудили его к самооговору. Он подробно рассказал в суде, что после инцидента на подлодке его незаконно лишили свободы, посадили под круглосуточную охрану, не пускали в семью и держали без защитника. Он рассказал еще массу интереснейших деталей, которые я не имею права озвучить, но которые, несомненно, станут предметом дополнительного исследования.

Все участники процесса были крайне удивлены, что матрос изменил показания. А сам Дмитрий Гробов был ощутимо вдохновлен тем, что у него появились внимательные слушатели. По сведениям «Известий», среди обвиняемых ходят упорные слухи о том, что моряков хотят посадить любой ценой.

Как объяснил «Известиям» Сергей Бондарь, откровения обвиняемого стали неожиданностью даже для его защитников. Теперь адвокаты матроса и командира, которые уже давно проводят единую линию защиты своих подопечных, корректируют план защиты.

— Общая стратегия не меняется, — сообщил Сергей Бондарь. — Командир Дмитрий Лаврентьев вообще с первого дня говорил, что сомневается в виновности Гробова. Да и что говорить: следствие ничего не сделало, чтобы выяснить степень вины Гробова. Хронометраж событий не составлялся, отпечатки пальцев не снимались. Закон гласит, что на признательные показания лица можно ссылаться лишь при наличии достаточных сведений. Сам по себе оговор еще ничего не значит.

И действительно, новый поворот в деле «Нерпы» серьезно увеличил шансы моряков на оправдание.

— Попробуй теперь докажи, что он виновен, — заявили «Известиям» в Петербургском клубе подводников, который уже на протяжении двух с половиной лет оказывает поддержку Лаврентьеву и Гробову. — Ведь никаких доказательств того, что он и и впрямь нажимал кнопки, нет. По идее система управления на «Нерпе» устроена так, что документирует все нажатия клавиш. А в случае с Гробовым никаких задокументированных нажатий нет. Вдобавок, когда проводили следственный эксперимент и попросили Гробова повторно ткнуть в те клавиши, которые он нажимал, то система вновь этого не «запомнила».

По сведениям «Известий», заявление Дмитрия Гробова может спровоцировать очередную волну конфликтов между сообществом подводников и предприятиями, которые производят оборудование для подводных лодок. Моряки обвиняют инженеров в том, что те поставляют «сырое» оборудование и программное обеспечение, из-за которого гибнут люди. Инженеры же утверждают, что подводники объясняют программными сбоями свои ошибки и даже иногда специально подстраивают ложное срабатывание приборов.

Первое заседание по делу «Нерпы» состоялось неделю назад, 28 июня, и теперь суд собирается практически ежедневно. По словам защитников, буквально каждый день выступающие в суде эксперты, свидетели и моряки сообщают интереснейшие подробности. К примеру, один из свидетелей подтвердил, что выпущенный системой пожаротушения газ представлял собой не чистый фреон, а его смесь с ядовитым растворителем примерно в соотношении 70:30.

— Об этом сообщил один из членов экипажа, — поделился с «Известиями» Сергей Бондарь. — Он рассказал, что своими глазами видел оплавленную компьютерную мышь в той самой каюте, где был выпущен газ. Обычный фтор такого не сделает. Это очень любопытная деталь, но уверяю вас: настоящие сенсации в этом деле еще впереди.

Тем временем защита моряков осталась довольна работой присяжных заседателей. Напомним, процесс по делу «Нерпы» начался с курьеза: и защита, и обвинение в один голос потребовали роспуска коллегии.

— Коллегия почти полностью состоит из женщин-домохозяек предпенсионного возраста, — возмущались тогда участники процесса. — А ведь на суде придется знакомиться с результатами десятков специализированных экспертиз. В праве есть принцип «судить равных себе», а у нас командира подводного ракетоносца будут судить домохозяйки.

Однако на деле все оказалось не так страшно.

— Я приятно удивлен тем, как внимательно и небезразлично присяжные относятся к процессу, — признался «Известиям» Сергей Бондарь. — Мы же, в свою очередь, просим иногда свидетелей и экспертов уточнять какие-то детали для непосвященных. Дмитрий Евстифеев, "Известия"