В Хабаровске завершается судебный процесс над военнослужащим армии США Кристофером Ли Гарнером, обвиняемым в убийстве пенсионера Александра Каминского. Вчера свою версию произошедшего высказала защита: адвокат американца Виктор Кобзарь уверен, что пенсионер сам напал на супругу Гарнера Светлану и американец был вынужден защищать ее.

Адвокат обвинил следователей и гособвинителя в непрофессионализме и потребовал оправдания для подсудимого, поскольку при таких обстоятельствах его клиент может обвиняться в превышении пределов самообороны, но никак не в убийстве.

Вчера в Индустриальном районном суде Хабаровска продолжились прения по делу военнослужащего 525-й бригады военной разведки США Кристофера Гарнера. Напомним, судебное разбирательство началось в марте. 30-летний американец обвиняется в убийстве (ст.105 ч.1 УК) 6 сентября 2006 года 56-летнего хабаровского пенсионера Александра Каминского.

На прошлой неделе гособвинитель Ирина Бянкина запросила у суда наказания для солдата в 11 лет заключения. Вчера свою точку зрения на происшествие высказала защита. Адвокат Виктор Кобзарь заявил судьям, что вина подсудимого не доказана ни в ходе предварительного следствия, ни в ходе судебного разбирательства.

Убитый Александр Каминский был мужем Людмилы Широковой, тетки супруги американца Светланы. Однако его брак с тяжелобольной Широковой был заключен недавно и носил фиктивный характер, что подтвердила в суде гражданская жена Каминского Людмила Пищевец. По показаниям ряда свидетелей, Каминский и Пищевец всячески ускоряли приближение смерти Широковой, надолго оставляя ее без еды и должного ухода. В результате Широкова умерла. Целью Каминского, сделал вывод адвокат, была ее квартира. Однако свою однокомнатную квартиру в спальном микрорайоне Хабаровска Людмила Широкова перед смертью завещала Светлане Гарнер.

Господин Кобзарь напомнил суду обстоятельства произошедшего год назад убийства так, как они были изложены в показаниях супругов Гарнер при явке с повинной в московскую милицию. По приезду на похороны тетки Светлана Гарнер добивалась, чтобы Каминский выписался из квартиры, но тот заявил, что имеет на жилье права.

После похорон 6 сентября 2006 года пенсионер привез Гарнеров на ту самую квартиру, где они хотели взять несколько вещей на память. Каминский не стал ждать в машине и последовал за супругами. «Я лучше убью тебя, чем отдам (квартиру.— „Ъ“)»,— приводит его выкрик госпожа Гарнер в своих показаниях.

Каминский напал на нее сзади, обхватил шею и стал душить, нанося удары рукой по голове, затем схватил женщину за грудь и попытался воткнуть ей в глаз ключ. На ее крики из кухни прибежал муж, но оттащить пенсионера сразу не смог. Гарнер снова сбегал на кухню, схватил банку с огурцами и разбил ее об голову Каминского. Тот тут же отпустил женщину, и Гарнеру удалось его оттолкнуть.

Затем Каминский хлестал американца тросом, схватился за топор. Они обменивались ударами. В борьбе Гарнер оказался сверху на спине противника, но продолжал получать от него удары по бокам. Солдат накинул на шею Каминского вырванный у него трос и задушил, сам того не желая. Далее Кристофер Гарнер в шоке назвал жену «сержантом Грин» и приказал «позвать всех».

Немного придя в себя, солдат предложил обратиться в милицию, но жена его отговорила, поскольку не доверяла отечественным правоохранительным органам. Они вызвали такси, погрузили труп в большую сумку и вывезли в поселок Солнечный, после чего улетели в Москву. Как отметил адвокат, данные по отдельности показания супругов Гарнер не имеют значимых противоречий.

По словам Виктора Кобзаря, телесные повреждения супругов были зафиксированы, но следователи прокуратуры предпочли не обращать на это внимания — в противном случае рушилась структура обвинения. Согласно обвинительному заключению, сначала у Гарнера произошла драка с Каминским, а после драки у них возникли неприязненные отношения, приведшие к убийству. Защитник заметил, что в жизни такое невозможно. Уже в ходе судебного разбирательства прокурор Ирина Бянкина просила исключить драку как эпизод обвинения.

Адвокат уличил прокуратуру Хабаровского края в нежелании выполнять свои обязанности, а также в непрофессионализме. По его мнению, нелепо думать, будто американский солдат, владеющий домом в Калифорнии, прилетел в Россию, чтобы осуществить замысел по убийству пенсионера из-за ничтожной по цене «хрущевки».

«У Гарнера не было и не могло быть не только умысла, но и намерения убивать — ведь они даже не общались с потерпевшим. А без умысла событие надо было квалифицировать как превышение пределов необходимой обороны или убийство в состоянии аффекта. Он защищал мать своих троих детей»,— заявил он. В предъявленном обвинении в убийстве адвокат попросил у суда полного оправдания для клиента.

Сегодня суд под председательством Татьяны Пакуленко заслушает реплики сторон, а завтра, возможно, выступит с последним словом Кристофер Гарнер.

Эрнест Филипповский. ИД "Коммерсантъ"