За человеком, подозреваемым или обвиняемым в совершении преступления, до тех пор, пока суд не признает его преступником, сохраняются все конституционные права. Это определено законом. К сожалению, на практике все происходит иначе.

О каких правах, скажите, может идти речь, если в камере, рассчитанной на шесть человек, содержатся вдвое больше, а то и два десятка арестованных.
Недавно в Хабаровском следственном изоляторе №1 произошел и вовсе вопиющий случай: 22-летний арестант по фамилии Пивоваров умер от тупой травмы живота, повлекшей кровоизлияние внутренних органов. Смерть произошла на шестой день его пребывания в камере.

Об этой трагедии руководство Сизо-1 сообщило матери покойного. Женщина приехала на берега Амура из Удмуртии, но забрать тело сына и похоронить ей не удалось. По закону следственный изолятор самостоятельно хоронит арестантов только в том случае, если у него нет родственников. Отчего в этот раз система исполнения наказаний решила потратиться на ритуал, пока остается загадкой.

Впрочем, «черных пятен», как выяснилось, в этой истории много. Например, все вновь прибывшие в Сизо обязательно осматриваются врачом, причем не важно, в какое время суток человека доставили. Сегодня работники изолятора утверждают, что Пивоваров поступил к ним уже избитым, с синяками и ссадинами. Впрочем, медицинская справка, которая могла бы это подтвердить, отсутствует.

Мать погибшего обратилась с заявлением в прокуратуру, но расследовать это дело там отказались. Увы, историй, когда эта структура сквозь пальцы смотрит на правонарушения в отношении соотечественников, много. В данном же случае потенциальной жертвой вообще выглядел подозреваемый. Видимо, это и послужило причиной в отказе возбуждения уголовного дела.

Но в итоге уголовное дело прокуратура все-таки возбудила. Но лишь… после того, как мать погибшего обратилась к уполномоченному по правам человека в Хабаровском крае Юрию Березуцкому (на снимке - на переднем плане).

На прошлой неделе Юрий Николаевич побывал в Сизо-1. Он прошелся по камерам, поговорил там с людьми. Удивительно, но больше всего его визиту обрадовались… родственники арестованных.

Как выяснилось, им для того, чтобы передать посылку «сидельцам», приходится более пяти часов ждать очереди в тесном, явно не предназначенном для ожидания помещении.

Видимо, в отечественной системе исполнения наказаний вошло в привычку забывать о том, что у их подопечных есть те же гражданские права, что и у остальных граждан. И о том, что родные и близкие им люди имеют право хотя бы на простое человеческое уважение.

Оксана Омельчук. Фото Сергея ПЛОТНИКОВА. Газета"Тихоокеанская Звезда"