В Хабаровске в частный дом, где проживали двое стариков-пенсионеров, ворвалась группа неизвестных в масках и с ружейным обрезом. Стали требовать деньги, знали, что пожилые люди предпочитают хранить свои «похоронные» рублишки в «чулке».

К счастью, обошлось без смертоубийства. Заполучив 18 тысяч рублей, налетчики скрылись. Но менее чем через сутки были задержаны сотрудниками уголовного розыска в одном из наркопритонов. Вскоре выяснилось, что все трое нигде не работают, один не имеет даже постоянного места жительства, а двое других уже отбыли сроки за различные преступления, в том числе и связанные с наркотиками.

Троицу свела вместе пагубная страсть к «дури». Угроза ломки висела над каждым ежечасно, потому решение пришло само собой. Раздобыли обрез, натянули на лица колготки…
Наркоман ради средств на очередную дозу готов на самые дикие преступления. Армия отечественных наркоманов - это потенциальная суперкриминогенная среда, ощутимо влияющая на состояние преступности. При этом реальной картины по этой части не знает никто. Нередко, задерживая преступника и видя признаки наркотического опьянения, сотрудники милиции не имеют возможности и средств должным образом зафиксировать это. И тогда наркотическое опьянение в материалах уголовного дела превращается в алкогольное, его обычно предпочитают признать и сами виновники. Милицейские учеты говорят, что львиная доля особо тяжких преступлений совершается в пьяном виде или под действие наркоотравы. Но каково на самом деле соотношение того и другого, неизвестно.

Одной из форм одновременно наказания и профилактики является административная ответственность. Она способствует тому, чтобы удержать, к примеру, пьяного скандалиста от кухонной поножовщины, а водителя-лихача - от тяжкого ДТП. По недавнему законодательству любое количество наркотика, обнаруженное у гражданина, влекло за собой уголовную ответственность.
Законодательные нововведения изменили это положение. Теперь небольшая доза, четко оговоренная законом, если не доказана цель сбыта, влечет за собой ответственность административную. Обычно - штраф, так как других реальных форм административных наказаний у нас пока на практике нет. Но штрафы «лечат» далеко не всех. А наркоманов?

С этим вопросом мы обратились к начальнику отдела дознания и административной практики Регионального управления ФСНК РФ по Хабаровскому краю И.А. Денисову. У Игоря Анатольевича по этому поводу мнение неоднозначное. Случайный разовый потребитель, попавший «под протокол», конечно, равнодушным не останется. Здесь дело не столько в штрафе, сколько в огласке, в испорченной репутации. Административная ответственность вместе с прочими профилактическими мерами такого, быть может, и остановит. Но, увы, попадаются с дозой главным образом закоренелые наркоманы со стажем. И им штраф - что мертвому припарка.

Во-первых, большую часть таких штрафов вообще взыскать невозможно, даже с помощью судебных приставов. Во-вторых, едва выйдя из зала суда, наркоман помышляет, где взять денег на новую дозу. А то еще и на штраф. Поскольку честных средств у него нет, единственный путь их добычи - кража, грабеж, разбой.

Что же делать? Отменить штрафы и сажать всех подряд за папиросу с марихуаной?
Денисов уверен, что это тоже не выход. Нужно отделить, что называется, агнцев от козлищ. И принимать административные меры с широкой оглаской против непутевого студента, раз-другой наглотавшегося «экстази» на дискотеке. А вот хронически страдающего наркопристрастием, того, чья личность очевидно разрушается, необходимо все-таки изолировать и лечить независимо от его желания. Изоляция должна быть не тюремного типа, а носить медицинский, но принудительный характер. Закон же ныне таких мер не предусматривает.

Кому-то подобное может показаться нарушением человеческих прав и свобод. Но отчего никто не взирает равнодушно на самоубийцу, намеревающегося прыгнуть с крыши многоэтажки? Нормальная человеческая и общественная реакция - удержать от рокового шага любыми средствами. Медики считают склонность к суициду признаком душевных болезней.

Так почему же на глазах множества людей наркоман беспрепятственно совершает медленное самоубийство? Уместно ли вообще в таких ситуациях рассуждать о правах и свободах?
По мнению Денисова, правовую базу для медико-принудительного воздействия на наркоманов должны разработать законодатели и органы здравоохранения. Административные же наказания пусть останутся для тех, на кого они действуют.

Кирилл ПАРТЫКА. Газета "Тихоокеанская Звезда"