В Хабаровске состоялся «круглый стол», посвященный экологическим перспективам развития гидроэнергетики в Приамурье. Организовали его федеральная генерирующая компания ОАО «ГидроОГК», ОАО «Бурейская ГЭС», Институт водных и экологических проблем ДВО РАН.

В непростом разговоре, приуроченном к окончательному заполнению ложа водохранилища Бурейской ГЭС, а также завершению первого этапа социально-экологического мониторинга зоны влияния Бурейского гидроузла, участвовали сами устроители и общественные организации.
Как известно, при вводе в действие на полную мощность Бурейской ГЭС (в настоящее время работают четыре гидроагрегата, еще два планируется пустить до конца года) будет затоплено более 64 тысяч гектаров земель, в основном лесных, большая часть которых приходится на Хабаровский край. Появление огромного водоема на месте реки с зеркалом 740 квадратных километров, протяженностью 234 км и шириной до 5 км оценивается специалистами неоднозначно.

К примеру, от действительного члена Русского географического общества В. Готванского (известный ученый представил на «круглом столе» свою книгу «Бассейн Амура: осваивая - сохранить») узнаем, что зарегулирование Буреи вызовет изменение климата в сторону потепления, повышения влажности атмосферного воздуха. Под водой окажутся долинные леса, что поставит на грань исчезновения уникальные лесные сообщества, нуждающиеся в переселении за пределы водохранилища. А по другим прогнозам утверждается, что затопление приведет к увеличению прироста… фитомассы.
Такой же двойной стандарт и в отношении фауны. Исчезнут, к примеру, сиг, хариус, ленок, таймень, но акклиматизируются на месте утраченного пелядь и даже омуль. Лишится своих гнезд цапля, зато обживет «буреинское море» скопа.

Если под воду уйдут тысячи кубометров древостоя, как скажется это на качестве воды?
- Вся затапливаемая древесина добавляет в воду не более шести процентов органики. Убирай лес или затапливай его на корню - разницы в качестве воды не будет, - пояснил ситуацию с лесоочисткой ложа водохранилища исполнительный директор межрегионального центра экологического мониторинга гидроузлов Сергей Сиротский.

Гидрохимики говорят о чистоте воды. Даже приглашают ее отпить в поселок Талакан. Однако на некоторых участках водохранилища отмечается мутность и скопление водорослей. Хорошо это или плохо? Как утверждает наука, стабилизация от вмешательства человека в экосистему Буреи наступит лет через двадцать, после замещения естественных долинно-русловых процессов на озерно-речные. Ученые привели в пример Зейскую ГЭС, где, несмотря на все негативные факторы, природа сумела справиться с последствиями вмешательства человека
Однако к 2050 году, согласно наиболее вероятному сценарию, высказанному одной из лучших служб климата Земли им. Галдея (Великобритания), температура воздуха в экорегионе водохранилища может вырасти на три градуса зимой и на два летом. Потепление может вызвать засухи и падение водного режима в Амуре.

Может быть, это и к лучшему? Ведь наводнений не будет. Отсутствие разливов приведет к деградации и полному зарастанию пойменных озер - мест нереста рыбы и гнездования редчайших в мире птиц - дальневосточного аиста и японского журавля.
Экологи предупреждают: на реку нельзя смотреть только как на средство для решения экономических задач. Она удовлетворяет нужды живущих на ее берегах. Что будет с людьми?

- Как бы ни старались снизить ущерб, строительство ГЭС вызывает у людей негативные настроения, - признал в своем выступлении директор ДальНИИ рынка Вадим Заусаев, один из авторов коллективного сборника по социально-экологическому мониторингу зоны влияния Буреинского гидроузла.
Что любопытно, на юге, то есть в Бурейском районе, отношение населения к «стройке века» более мягкое, чем у северян - в Верхнебуреинском районе. Парадокс в том, что все переехавшие из зоны затопления получили квартиры, но многие их продали и купили… дома с огородами.
Люди, проживающие в этих районах, ожидают в большей степени отрицательных последствий: ухудшения климата, угрозы затопления в связи с возможным аварийным сбросом воды, потерю традиционных мест сбора дикоросов и охоты, отсутствие возможности вести приусадебное хозяйство, потерю мест отдыха, работы (она есть в основном только для приезжих), рост цен на товары первой необходимости.

Самая главная причина недовольства - с пуском Бурейской ГЭС люди не стали жить лучше, а компенсации ущерба (в Хабаровском крае выплачено за снос строений в зоне затопления 3953485 рублей) незначительны и уходят в основном в районный центр - Чегдомын. Экономисты подсчитали, что наибольший эффект от строительства Бурейского каскада будет ощущаться, когда энергия пойдет на экспорт. Но и здесь не все гладко. С прошлого года китайцы прекратили покупать у нас энергию. Почему? Вроде как не сошлись в цене: в КНР хотели бы еще дешевле…
Социально-экологический мониторинг Бурейской ГЭС практически завершен (заказчики строительства привлекли к нему около ста специалистов разного профиля из 20 организаций), на основе накопленных данных учеными разрабатывается система природоохранных мероприятий влияния водохранилища до 2017 года.

На «круглом столе» состоялась также презентация фотоальбома «Живая Бурея». Снимок на 1-й странице газеты, кстати, оттуда. Очень красочные там фотографии и текст полон оптимизма, но отчего-то стало грустно. Вспомнились слова старого лесника из зоны затопления: «Извелась река - как будто кровь у меня по жилам течь перестала».

Александр САВЧЕНКО.газета "Тихоокеанская Звезда"