С неожиданной проблемой столкнулись производители питьевой воды Хабаровского края этим летом. Главный санитарный врач России Геннадий Онищенко, разобравшись с вином, взялся за их продукцию.

Постановление «Об организации питания детей в общеобразовательных учреждениях» строго регламентирует, какой водой можно поить детей в школах и пионерских лагерях, а какой - нельзя. Причем речь идет не о санитарных нормах, то есть не о безопасности напитка, а о его физиологической ценности - минерализации. Если эта самая минерализация составляет 200-400 миллиграммов на литр - пожалуйста, поите детей. А если меньше - пусть на вашей воде чай заваривают или суп готовят, но в школы - ни-ни.

Постановление своего руководителя выполнил и краевой Роспотребнадзор, уведомив школы, детские лагеря отдыха и даже комитет по делам молодежи, чем можно удовлетворять детскую жажду в летний зной, а чем нельзя. В правилах СанПин про минерализацию, как ни странно, ничего не сказано. Поэтому некоторые хабаровские производители, организуя свое производство, оснастили его современной технологией, которая позволяет выпускать чистую, как роса, воду с минимальным содержанием минеральных веществ. И вода эта многие годы пользуется заслуженной популярностью у населения, в том числе и детского

Потому производители, получив поворот от ворот школ и детских лагерей края, попытались было с ведомством Онищенко поспорить. Но получили веский и однозначный ответ: «В связи с высоким уровнем заболеваемости и нарастающим дефицитом потребления минеральных веществ и витаминов детям рекомендовано пить только обогащенные комплексом витаминов и минералов воды».

Осознав, что спорить с главным санитарным врачом и его службой бесполезно, хабаровские предприниматели пошли на дополнительные затраты и наполнили свою очищенную воду минералами и витаминами, благо установки по обогащению - не дефицит. А на будущий год решили и вовсе поменять американскую мембранную технологию дополнительной очистки воды на иную, которая не вымывает из природной воды все то доброе, что в ней есть. - И тогда в нашем крае появится первое предприятие, которое сможет производить питьевую бутилированную воду высшей категории, - подчеркивает начальник санитарного отдела Хабаровского управления Роспотребнадзора Валентина Чистяк.

История эта заинтересовала нас, впрочем, не столько как конфликт предпринимателей с государственными органами, сколько по своей сути. Насколько в действительности важно, 100 или 300 миллиграммов минеральных веществ содержится в литре питьевой воды? Каким критериям, кроме уровня минерализации, должен отвечать этот напиток? Какую воду можно считать «живой», а какую «мертвой»? Наш собеседник Валентина Чистяк считает, что понятие «живая вода» в обиход ввели рекламщики.

На самом деле питьевую бутилированную воду следует называть природной, поскольку добывается она практически всеми производителями из подземных источников. Естественно, никаких «живых» микроорганизмов в бутилированной воде категорически не должно быть. Для этого санитарные правила, ГОСТ требуют наличие в технологии обеззараживающего устройства. Чаще всего вода проходит через бактерицидный облучатель (ультрафиолетовую лампу), после чего в замкнутой системе попадает непосредственно в бутылку. Роспотребнадзор ежемесячно ведет отбор проб в торговой сети, и, слава Богу, никаких нарушений в последнее время не обнаружено.

Говоря о «живости», имеют в виду тот самый уровень минерализации. У одних скважина с низким уровнем минерализации, у других - с более высоким. Хабаровские воды в массе своей слабо минерализованы. Поэтому получить из них можно лишь питьевую воду первой категории. Для высшей подходит лишь одна скважина - на Воронеже. Вода высшей категории - более обогащенная, сбалансированная с учетом всех потребностей организма - завозится в край из Приморья и иных регионов. Первая категория, впрочем, тоже хороша. Она означает насыщение минеральными солями до определенной величины. Скажем, кальция - до 130 миллиграммов. Для того, чтобы компенсировать потерю влаги и минеральных веществ, в жару необходимо выпивать по два литра этой воды. Ограничений же нет вовсе.

Примечательно, что «питьевая» вода, которую выпускают хабаровские производители, и «минеральная столовая» практически одинаковы по своим свойствам. Просто, как говорит Валентина Чистяк, одни берут за основу ГОСТ, а другие предприниматели - технические условия, разработанные в Московском НИИ питания. Изготовленная по ним вода называется «минеральной питьевой столовой». Но надо иметь в виду, что в процессе кипячения некоторые полезные свойства природной воды исчезают. Соли оседают на стенках кастрюль и чайников, выпадают белым осадком на дно. Так что в тарелке или чашке остается лишь чистая влага. Означает это, что для приготовления пищи абсолютно неважен уровень минерализации, но включать чай или кофе в те два литра, что поддерживают нашу физиологическую полноценность, не стоит.

Дистиллированная вода и вовсе вымывает из организма полезные элементы. Естественно, только за счет питьевой воды загрузить организм полезными минералами не получится. У нас вода в основном кальциево-натриево-магниевая. Кальция больше всего в сосновской, натрия-калия - в ильинской. А организм требует еще бикарбонаты, фториты, иодиды. Они необходимы для состава костей, кровообращения, нервной системы, щитовидной железы. Поэтому пополнять запас микроэлементов, как говорит Валентина Чистяк, нужно за счет соответствующих продуктов - молочных, в которых много кальция, морепродуктов, богатых йодом, и так далее. А вот злоупотреблять лечебными минеральными водами с высокой концентрацией солей врачи категорически не рекомендуют. Пить их можно лишь по согласованию с врачом и в небольшом количестве.

Сегодня в торговой сети из лечебных минеральных вод присутствуют «Ессентуки», «Нарзан», «Ласточка». В крае лечебная минеральная вода есть. Это «Аннинские воды» и «Мухенская». Но увидеть их в продаже практически невозможно: выпуск мухенской «Амур-пиво» прекратило давным-давно, аннинскую разливает местное предприятие, но в основном на месте и продает. Есть хорошая новость. Одно из частных предприятий намерено освоить скважину с водой, богатой фтором, - ее открыли на станции Сенная. Этого элемента, который так необходим нам, дальневосточникам, нет в продуктах и разработанных скважинах. Но объект пока только в разведке. В течение года скважину будут изучать, затем разрабатывать технические условия, монтировать оборудование.

Газета "Тихоокеанская Звезда"