Кого удивишь убогими бараками, которые вросли в землю по самые окна. Но кривобокая старость деревянного барака на улице Трамвайной, 15, что в Хабаровске, была его не самым серьёзным недостатком. Если переходить на медицинский язык, барак был болен. Его старое тело медленно, но верно разрушал грибок. Гроздья его расселились по подвалу, будто по лесной поляне, покрыли чёрным налётом стены и оконные рамы.

Странные вещи стали происходить с жильцами дома. Одних мучил удушливый кашель, другие покрылись язвами, третьих терзали головные боли. Наталье Путимцевой «досталась» астма. За давностью лет уж и не вспомнить, в чью голову пришла мысль: «А не грибок ли в том виноват?» Пошли жильцы по врачам, те предложили сдать анализы крови. У сына Натальи Путинцевой в крови обнаружили грибок, у соседки Натальи тоже, у соседки Марины - аж два его вида.

Дом-гнилушка щедро «поделился» своим заболеванием с населением. Хоть домовой грибок - не подберёзовик или сыроежка, кто-то посоветовал обратиться к специалисту по грибам. Известного миколога, старшего научного сотрудника лаборатории защиты леса Института лесного хозяйства Л. Челышеву увиденное привело в шок, в заключении эксперта говорилось, что во всех обследуемых квартирах обнаружен домовой гриб, который является самым настоящим пожирателем деревянных конструкций дома.

Но грибок по имени Serpula «проживал» в доме на улице Трамвайной не один, вместе с ним здесь поселился и другой паразит - плесеневый гриб Cladosporium. Что это за зараза, жители дома узнали, дочитав заключение: «Домовой гриб при интенсивном разрушении древесины выделяет большое количество биологической влаги, что отрицательно сказывается на здоровье людей. Плодовые тела гриба, в большом количестве имеющиеся в подвальных помещениях, продуцируют большое количество спор, которые при высокой концентрации способны вызвать аллергические реакции у людей.

Скопление спор плесеневых грибов также вызывает аллергические реакции и даже микозы». Однако напарник домового гриба с замысловатым именем кладоспориум оказался куда как опасней, поскольку вызывает тяжёлое заболевание кладоспориоз, при котором поражается ткань мозга. Эксперт дала официальное заключение - жить в заражённом доме нельзя, нужен срочный капитальный ремонт, причём со специальным противогрибковым антисептированием. В 1999 году жильцов временно расселили по разным адресам. Ремонт начался. Новоселье без веселья Наталье Путимцевой досталось жилье в доме на улице Юности.

«Новая» квартира была близнецом прежней - та же сырость, тот же грибок, да ещё оконные рамы наглухо забиты - прогнили настолько, что если открывать, вывалятся на улицу. Работа Натальи Васильевны как раз напротив её родного дома, и порой из окна своего кабинета она наблюдала за действиями строителей. И однажды увидела, что в ход идут те самые материалы, из которых был построен старый дом. Наталья Васильевна забила тревогу.

Была уже весна 2001 года, жильцы заселяли отремонтированный дом, она же возвращаться не спешила - ждала решения суда о предоставлении ей другого жилья. А для этого нужно было убедить суд, что грибок в крови у сына, его постоянные головные боли и её астма имеют опредёленную природу, что наградили ими ядовитые грибы, с которыми столько лет «делили жилплощадь».

Обратилась Наталья Васильевна в прокуратуру Индустриального района по поводу некачественного ремонта, здесь назначили проверку, и руководитель строительно-технической группы Дальневосточного регионального центра судебной медицины Нина Козаченко 27 апреля 2004 года провела экспертизу ремонтно-восстановительных работ в доме на улице Трамвайной. Причём один из вопросов, поставленных перед экспертом, звучал так: соответствуют ли эти работы санитарно-техническим нормам, требованиям безопасности для жизни и здоровья жильцов?

Вот лишь несколько выводов специалиста: для покрытия пола применена плита ДВП полутвёрдая, хотя должна применяться сверхтвёрдая, при этом плиты не проолифены, нижние поверхности деревянных покрытий пола, лаги, прокладки не антисептированы, по внешнему осмотру дверных блоков есть вероятность установки дверных блоков, бывших в эксплуатации. Заключение эксперта следующее: выявленные нарушения СНиП и проекта не обеспечивают благоприятные для здоровья условия жизни людей.

Есть ещё один документ - экспертиза центральной строительной лаборатории ОАО «Стройинсервис». Вот строки из этого документа: «При осмотре вновь выполненных стен из бруса обнаружено, что в качестве временных опорных столбиков под нижний венец дома использован загнивший брус. Загнивший брус срочно убрать. Документально подтвердить обработку бруса и пакли антисептиком». Как утверждают жильцы, антисептирование так и не выполнено. На очередной суд в январе 2000 года эксперт Челышева принесла в носовом платке «свежую» плесень, её счистили с бруса на только что отстроенном первом этаже. С ордером, но без квартиры Как бы то ни было, получить квартиру в другом доме Путимцевой не удалось.

Как пишет в своём письме в редакцию: «Судиться и бороться с чиновниками из администрации города мне не по зубам, да и суд на мою сторону не встал». Помаялась, походила по служебным кабинетам и решила вернуться в родную квартиру - пусть и плохонькая, но своя. Да и ордер на руках есть, за № 4036 от 25 января 1982 года, удостоверяющий её право на квартиру № 12. Но когда Наталья Васильевна с сыном собралась переселяться в свою квартиру, она оказалась занята.

По устному распоряжению главы администрации Индустриального района сюда поселили семью погорельцев Зуевых. Как считает Путинцева, так её наказали в администрации города за строптивость, за походы по судам и экспертизы. Быть может, и так. Но ордера-то её никто не лишал. А значит, и права на квартиру. И пошла Наталья Васильевна по другому кругу. В июне 2006 года написала Путимцева заявление в управление жилищного фонда и приватизации жилья администрации Хабаровска с требованием выселить из её квартиры незаконных жильцов. Получила ответ за подписью начальника жилищного отдела по Южному округу Татьяны Жарковой.

Сообщив, что в городе сложилась крайне сложная обстановка с предоставлением жилья гражданам, попавшим в экстремальную ситуацию, - 192 семьи из 43 сгоревших и пострадавших от пожара муниципальных жилых домов до настоящего времени не обеспечены жильём, Татьяна Васильевна уведомляла, что вопрос о переселении И.В. Зуевой будет рассмотрен при наличии свободного жилого помещения. И никаких сроков, когда это событие может произойти. Прождав почти год, в апреле 2007 года Путимцева снова пишет заявление в администрацию города и снова получает ответ за подписью Татьяны Жарковой. Подтвердив факт проживания в квартире № 12 без правоустанавливающих документов семьи Ирины Зуевой, она сообщила, что та будет переселена в квартиру №16 этого же дома. Да вот какая закавыка: пока и эта квартира занята такими же незаконными жильцами.

По решению Индустриального районного суда от 18 октября 2006 года они подлежит выселению. Так что предлагают Путимцевой подождать, когда это событие случится при участии судебных приставов. В июне этого года написала Наталья Васильевна третье заявление с просьбой выселить незаконных жильцов. Ждёт ответа. Поскольку Путимцева прописана в квартире №12, то и лицевой счёт в ЖЭУ-28 открыт на её имя. А на нём долг в 70 тысяч рублей - нынешняя жиличка столько задолжала, за жилищно-коммунальные услуги не платит вовсе.

Из квартиры на улице Юности Путимцева вместе с сыном ушла - там жить невозможно, тот же грибок раз за разом провоцировал приступы астмы. Зиму пережили по друзьям, родственникам, летом сослуживица приютила на даче. Но ведь лето когда-то закончится. Закончатся ли когда злоключения Натальи Васильевны?

Елена Загорская. Газета "Тихоокеанская Звезда"