«Сибирский шелкопряд - один из самых опасных вредителей деревьев хвойных пород Дальнего Востока. Вспышки его массового размножения происходят повсеместно в широколиственно-кедровых лесах и лиственничниках южной подзоны тайги.

В последние 50 лет подъемы численности сибирского шелкопряда происходят почти регулярно, с периодичностью 10-12 лет…»
Брошюру об этом вредителе уже не впервые издают ученые ДальНИИЛХа. А изучают сибирский шелкопряд здесь, у нас, ни много ни мало, а с 1918 года! В начале прошлого века, в 1918-24 годах, большие очаги распространения были отмечены в верховьях Матая и по реке Бикин.

Вот эти почти вековые исследования и показали, что периодичность распространения гусеницы в дальневосточных хвойных широколиственных лесах достигает 12 лет. Главное, ниоткуда вредитель не пришел, на Дальнем Востоке он существовал всегда, а период его распространения сопряжен… с солнечной активностью. Он «привязан» к жаркому времени года: как и для всех хвое- и листогрызущих насекомых, засуха для него благоприятна. Зато дождь гусенице не нравится - она болеет, плохо питается, ее смывает дождем и т.д. Впрочем, рост численности большинства лесных насекомых в основном связан с засушливыми годами. Защитные-то реакции растений ослабляются.

Старший научный сотрудник института Галина Ивановна Юрченко изучением сибирского шелкопряда занимается три десятка лет. С 1955 года в одном из лесхозов Приморья (сотрудники института работают на весь регион) действовал стационар: исследовалась биология насекомого, проводились наблюдения, с весны до осени велся сбор гусениц. У ученых принято говорить отдельно о распространении вредителя в кедрово-широколиственных лесах и в лиственничниках: если в первых он повреждает кедр и пихту, то лиственницу съедают совсем другие популяции насекомого.

Существует карта распространения шелкопряда в Приморье (там весь лесофонд давно перенесен на электронные носители). Карта преимущественно красного цвета, а это значит, что опасность массового размножения там велика - климат же подходящий.

В Хабаровском крае такую карту также попытались сделать. Но красный цвет здесь преимущественным не назовешь: «алеют» леса в Уликанском и Кур-Урмийском лесхозах, еще в кедровниках Комсомольского и Нанайского районов. И в сихотэ-алиньских ельниках вредитель есть, только массового размножения пока нет.

Большая вспышка сибирского шелкопряда была отмечена в лиственничниках края в 1998 году: страшные пожары благоприятствовали ослаблению насаждений в Тахтинском, Быстринском, Ульчском, Кербинском лесхозах. Последствия этих пожаров представить не сложно: после того, как лиственницы в Аннинских Водах были объедены гусеницей, они все засохли. Потом настала и очередь кедрового стланика - в те годы его массивы были почти потеряны…

Ну а в последние годы гусеница, конечно, проявляет себя, но вспышки не было. Тем не менее, сотрудниками института разрабатывается известный способ феромонного мониторинга. Благодаря проекту «Форест» лесхозы края были снабжены ловушками, их вывешивали на нижние ветви деревьев, затем переходили к подсчету вредителей и т.д.

Нынешнее лето стало бедственным не столько для леса, как для огородников. Садоводческие участки настигла беда - непарный шелкопряд. Последний вредит лиственным породам, и в смешанных лесах он не дает сплошного «объедания». Заметьте: если листва будет съедена в течение одного лета (как пока у нас), то ничего страшного - на следующий год она восстановится и усыхания деревьев не произойдет.

Хотя картина нынче в лесах неприглядная. Леса Солнечного, Комсомольского и других районов оголены, листвы почти нет - вся прозрачная, «в сеточку»… А это значит, года два не будет плодоносить дуб (и кедр, конечно, хотя его не очень много) - пострадают от голода копытные, белка. Значит, нечем будет питаться тигру… В природе же все взаимосвязано.

Ученые института ведут мониторинг по непарному шелкопряду, заложены постоянно наблюдаемые участки, разрабатываются рекомендации по применению защитных мероприятий по результатам мониторинга.

Галина Юрьевна рассказала и про существующие препараты для защиты насаждений от вредителя. Для защиты и леса, и личных хозяйств применяется бактериальный препарат лепидоцид. С самолета в виде раствора идет мелкий распыл препарата над тайгой в расчете три килограмма на гектар. В крае его использовали уже на 4,5 тыс. га в Бикинском, Вяземском, Хехцирском и Хабаровском лесхозах. То есть, как действовать в лесу - понятно и опробованно.
А что же делать владельцам дач? Обработка своих участков - личное дело самих хозяев. Потому как существует наставление МПР РФ «По применению биологических и химических средств защиты леса от хвое- и листогрызущих насекомых». Так вот, в силу этой инструкции применять и те, и другие нельзя ближе двух километров от населенных пунктов!..

У нас нельзя. Когда американцам в 90-е годы надо было избавиться от нашего непарного шелкопряда, то препаратом такого же типа они спокойно обрабатывали морские порты, населенные пункты и прилегающие леса. Потом отслеживали, обращались ли люди в медучреждения. Ни разу!
Главное, еще попробуй купи в Хабаровске лепидоцид!.. В магазинах в основном продаются химические препараты. К тому же они дешевле бактериологических в пять раз, и никаких двух километров отступать не надо… Понятно же, что покупает народ - даже несмотря на то, что эффективность и безопасность применения лепидоцида выше и надежнее.

Проблема есть, бороться с ней надо. В скором времени сотрудниками ДальНИИЛХа будет написана популярная инструкция по непарному шелкопряду и довольно объемистая книга - ученые выиграли конкурс, объявленный правительством края. И детально разработали все методы и способы применения лесозащитных мероприятий.

Наталья Платошкина. Газета "Тихоокеанская Звезда"