Подготовлена к печати книга хабаровского историка А.М. Филонова «Три ипостаси Я.В. Дьяченко», где главным героем является офицер русской армии Яков Васильевич Дьяченко – первостроитель военного поста Хабаровка. В ней читатель найдет немало интересных материалов о том, как с начала второй половины XIX строился будущий Хабаровск.

Особый интерес представляет одна из глав книги, где автор пытается опровергнуть доводы тех, кто еще сомневается в общепризнанной дате основания поста Хабаровка. Предлагаем ее вниманию пользователей сети Интернет.
* * *
В преддверии 150-летия города появились публикации о корректировке общепринятой ныне даты его образования – 31 мая, которая отмечается с 1958 г. Наш земляк, историк В.Г. Попов на основе вновь открытых документов в архиве г. Читы на страницах газеты «Приамурские ведомости» показал, что некоторые известные нам исторические события, связанные с основанием военного поста Хабаровка в период со средины мая до конца июня 1858 г., имеют другую датировку и в связи с этим предлагает пересмотреть дату основания города Хабаровска – День города праздновать 15 июня (10-а).

Известный краевед А.М. Жуков еще раньше на примерах празднования дня основания города в предыдущие годы тоже предлагал последовать примеру наших предшественников и избрать другую дату празднования (10-б). Это, по существу, два шага назад. В связи с этим целесообразно рассмотреть все «за и против» этих предложений.

Споры о датировке исторических событий имеют давнюю историю. По разным аспектам тех или иных исторических событий спорят церковники, историки и др. В 1990-е годы появилось несколько книг Г.В.Носовского и А.Т.Фоменко о новой хронологии Европы и Азии. Соответственно они подвергли ревизии и историю России. Но их точка зрения не стала основой для корректировки учебников и ранее утвердившихся дат исторических событий.

Одной из причин споров по истории нашей страны является датировка событий по разным календарям. Как известно, в феврале 1918 г. Россия перешла на общеевропейский григорианский календарь. Пересчет дат от юлианского к грегорианскому (от старого к новому стилю) требует устранять разницу добавлением 12 дней к датам с 1 марта 1800 г. по 29 февраля 1900 г. и 13 дней с 1 марта 1900 г. по 29 февраля 2100 г.

Но как часто бывает, у этого правила тоже есть исключения. Наиболее яркий пример празднование годовщины Октябрьской революции 7 ноября! Дату 25 октября пересчитали на новый стиль, а название, закрепившееся в истории и умах людей того поколения по месяцу года, оставили по старому стилю. А некоторые события вообще оставили без корректировки даты, например восстание декабристов 14 декабря 1825 г., день отмены крепостного права 19 февраля.

Возвращаясь к нашей теме, сделаем еще ряд существенных замечаний. Во многих публикациях, в том числе и В.Попова, допускаются неверные трактовки местоположения географических объектов, не оговариваются их предварительные (рабочие) наименования в ходе экспедиционного изучения и новые наименования после привязки к месту и утверждения официального названия. Прежде всего это касается устья реки Уссури и поста Усть-Уссурийский.

Как известно, на первой карте топографа А.Е. Попова, изданной в 1854 г., устье реки Уссури показано вблизи современного пассажирского речного порта. Это было связано с тем, что при её подготовке детальное изучение течений в архипелаге многочисленных островов вблизи Хабаровска не проводилось. А зрительно с плавсредства, плывущего сверху вниз по Амуру, действительно справа просматривается мощный поток воды.

Так появилось ложное устье Уссури и публикации о том, что Хабаровка стоит на трех холмах на слиянии Амура с Уссури. И сегодня нередко еще обыватели города и даже журналисты считают устье Амурской протоки в центре города устьем реки Уссури. Беру на себя смелость утверждать, что десятки тысяч хабаровчан не были в селе Казакевичево и не видели там истинное устье Уссури.

Это связано как со слабым знанием географии нашей малой родины, так и закрытостью села Казакевичева в связи с тем, что оно находится в пограничной полосе и вьезд граждан ограничен. Этому способствует и то, что Усть-Уссурийская церковь в селе была уничтожена и это название не было перенесено на другой объект, например улицу в центре села. Вот так и получилось, что важный ориентир утрачен. В этой связи коротко напомним историю этого вопроса.

В наше время в связи с территориальными притязаниями китайцев на амурские острова под Хабаровском вопрос об устье реки Уссури приобрел особую значимость. Невольно пришлось углубленно изучать этот важный вопрос. О местонахождении устья Уссури писали как его первые исследователи, так и позже русские и советские ученые и географы. Уже летом 1855 г. Р.Маак в ходе известной экспедиции с проводником-гольдом побывал в районе Турмэ (Фурме) в устье реки Уссури и опроверг заблуждение топографа А.Попова (47).

Через год на острове Большой Уссурийский на период навигации был выставлен русский военный пост. В 1857 г. из-за постоянного подтопления наш временный пост был выставлен на коренном берегу Уссури (50, с. 4-5). А в 1858 г. на месте этого поста появилась станица Казакевичева, о чем подробно будет сказано ниже.

Генерал-губернатор Восточной Сибири Н.Н. Муравьев, прибывший на военный пост Усть-Уссурийский 31 мая 1858 г. после подписания Айгуньского договора, в письме к М.С. Корсакову писал: «…Устье Уссури (находится – А.Ф.) совершенно в глуши, вследствие сего я ставлю 13-й батальон весь… на главном русле, чтоб он мог удобнее во всякое время спускаться и подыматься к устью Амура» (19).

В рапорте от 11 июля 1858 г. великому князю Константину Николаевичу он однозначно утверждает: «…река Уссури впадает в протоку Амура, а не в русло реки». (12, кн. 2, с.177). Именно сюда, в устье Уссури, была доведена новая граница по Амуру и здесь она должна была повернуть на юг. Н.Н. Муравьев, лично побывавший в этом районе, заложил этот поворот границы в проект Пекинского договора, который и был подписан осенью 1861 г.

В подтверждение этого приведем еще ряд аргументов. Первый исследователь реки Уссури астроном П.А Гамов, участвовавший в 1859 г. в рекогносцировке местности для проведения границы с Цинской империей, определил устье Уссури у станицы Казакевичевой.

Известный исследователь Р.А. Маак повторно в 1861 году также указывает, что Уссури впадает в Амур у этой станицы. Путешествуя по долине реки Уссури он пишет: «Отсюда остается еще 10 верст до устья (48 градусов 16 минут 20 секунд с.ш.). Достигнув его, мы находим … русскую станицу Казакевичева, лежащую у самого впадения этой реки в один боковой рукав Амура». На карте А.Ф.Будищева 1864 г. четко показано, что Амурская протока начинается у мыса Кырма (на картах сопка Бог) и огибая острова Тарабаров и Большой Уссурийский у Казакевичево поворачивает на север к Хабаровску. Здесь в нее и впадает река Уссури (см. карту 1864 г.).

Географ и исследователь Г.Е. Грум-Гржимайло в описании Амурской области отмечает: «На левом берегу реки (Уссури), при впадения ея в Амур, поставлен столб, обозначающий границу России и Китая и самую с.в. (северо-восточную – А.Ф.) оконечность Китайской империи… На правом горном берегу Уссури, у самого ея устья, расположена станица Казакевичева».

В записках Приамурского отдела Императорского Русского географического общества, изданных в Хабаровске, указано: «Если бы Уссури впала в Амур у Хабаровска, то без сомнения, мы видели бы у Хабаровска уссурийскую воду. Но кто из жителей Хабаровска видел здесь другую воду, кроме амурской ? Как всем известно, амурская вода, слегка молочного цвета, мутноватая и непрозрачная. Уссурийская вода – чиста и прозрачна. Кто пил воду в ст(анице) Казакевичевой, тот знает, что там в реке вода совсем других свойств, чем речная вода в Хабаровске… Приведенные данные об уссурийской и амурской воде… говорят за то, что р.Уссури оканчивается у ст(аницы) Казакевичевой, а отсюда далее идет Казакевичевский рукав Амура» .

Главное управление Гидрометслужбы при СМ СССР также определило, что «За устье р.Уссури принято место впадения ее в протоку Казакевичева (Амурскую) у с.Казакевичево. Координаты устья р.Уссури 48 градусов 16 минут 20 секунд с.ш., 134 градуса 43 минуты 20 секунд в.д.».

Но топографическая ошибка 1854 г.оказалась настолько живучей, что в начале марта 1990 г. в краевой газете «Молодой дальневосточник» появилась заметка «Уссури впадает в Каспийское море», некомпетентный автор которой оповестил читателей о новом «географическом открытии» устья реки Уссури под Хабаровском. Известные хабаровчане, которые длительное время изучали этот вопрос, писатель-краевед В.П. Сысоев, историк Н.А.Авдеева, бывший заместитель начальника топографической службы ДВО, почетный член Приамурского географического общества Г.Г. Левкин, инженер-геодезист, член Всесоюзного астрономо-геодезического общества, известный краевед А.Ф. Вежновец на основе исторических документов и своих исследований убедительно опровергли сенсационные заявления малосведующего автора заметки (61, с. 16-17).

У неподготовленных читателей вызывает непонимание и употребление названия «Усть-Уссурийский пост», которое применяется то к временному военному посту в районе с.Казакевичево, то к будущей Хабаровке. В этой связи поясним, что в районе Хабаровского водного узла, начиная с 1854 г., работало несколько экспедиций, как военно-топографических, так и научных. Их главной задачей было всестороннее изучение этого района и подготовка обоснованных предложений по размещению здесь наших военных постов и поселений. В этот период в их отчетах и штабной переписке и употреблялось название «Усть-Уссурийский пост».

Естественно, каждая экспедиция предлагала свои варианты размещения поселения в этом обширном районе. В середине лета 1858 г. при окончательной привязке поселений к местности такое название исчезло, хотя правомерным было бы сохранить эго за поселением в устье Уссури. Если бы была станица Усть-Уссурийская, то удалось бы избежать многих последующих бед.

Достоянием начальника ключевого военного поста Я.Дьяченко были материалы или краткие выводы научных экспедиций: а) первой экспедиции по Амуру Р. аде в 1855 г., составившего первый атлас Амура с картами, планами, сведениями о местных жителях и др.; б) Л. Шренка, совершенной в 1855-1856 гг. по рекам Амур, Горин, Уссури до р. Нор, в залив Счастья и на Сахалин. Его книга «Об инородцах Амурского края» и сейчас представляет большой интерес по этнографии русского Дальнего Востока; в) топографической экспедиции Ф. Усольцева по левобережью Амура от Усть-Стрелки до р. Зеи, получившей ценные сведения; г) экспедиции Г. аде по Амуру в августе 1857 – феврале 1858 г., давшей не только физико-географическое описание, но и представившей сведения о количестве китайцев, проживающих на берегах реки.

О других экспедициях будет сказано в своем месте, а сейчас отметим, что все они выполняли доразведку стратегического района на слиянии Амура и Уссури в интересах проведения здесь государственной границы с цинским Китаем и размещения русских поселений.

В поисках даты основания города рассмотрим, как ранее праздновалась годовщина Хабаровска. Впервые юбилейные торжества проводились 16-17 мая 1908 г. и были посвящены двум датам- 50-летнему юбилею города и 50-летию подписания Айгунского договора, возвратившего Амур России. В городском саду состоялся парад войск хабаровского гарнизона с участием ветеранов Амурского дела и приезжавших в Хабаровск сподвижников Н. Муравьева-Амурского. Во всех театрах города показывались бесплатные представления.

На второй день 17 мая на Орловом поле (примерно в районе пл. Славы) было устроено бесплатное угощение – обед для бедных. Планировалось на 500 человек, а явилось более тысячи. Это первый и единственный праздник посвященный Дню города в дореволюционное время (РГИА ДВ ф.702, оп. 1, д. 627).

При изучении авторитетной энциклопедии Ф.А.Брокгауза и И.А.Ефрона, географическо-статистического словаря Амурской и Приморской областей А.Кириллова и др. источников установлено, что даты основания Хабаровки и Благовещенска не указаны, а для Владивостока указана дата высадки команды моряков 20 июня (2 июля) 1860 г. Представляет определенный интерес и справка о том, что по поводу дня основания Петербурга существует два мнения. А все потому, что расходятся мнения о том, какое мероприятие с участием Петра I считать самым первым: то ли по дате, то ли по значимости мероприятия.

Заметим, что нечто похожее наблюдается и с основанием Хабаровки. Есть и другой пример корректировки даты. Амурское казачье войско было образовано в декабре 1858 г. выделением из Забайкальского, но только в июне 1860 г. было утверждено положение о нем. Уссурийское казачье войско было образовано в июле 1889 г. выделением из Амурского. Таким образом, у трех казачьих войск были свои законные даты основания.

Но в начале XX в.на основе ходатайств Амурского и Уссурийского войск было принято решение праздновать день казачества Забайкалья и Дальнего Востока 17 (30) марта как дату образования Забайкальского войска. Налицо учет общественного мнения. При дальнейшем изучении этого вопроса выясняется, что дата основания первоначального поселения и дата празднования Дня города часто не совпадают.

Например, первый десант первостроителей в с.Пермском высадился 10 мая, но День основания города общественность Комсомольска празднует 12 июня. Встречаются утверждения журналистов, что датой основания города должен быть день закладки судостроительного завода с участием В.К. Блюхера (1933 г.). Здесь явно прослеживается тенденция привязки дня основания города, как в Петербурге и Хабаровске , к значимым датам и выдающимся личностям.

В советский период регулярного празднования Дня города не было. Как утверждает А.Жуков в 1928 г. празднование семидесятипятилетия города состоялось 13 июня, то есть дата избрана с учетом нового стиля (10-б). Но в 1958 г. празднование 100-летия города было перенесено на 31 мая. Эта дата сейчас и подвергается сомнению. Так как решение о праздновании юбилея принималось краевыми и городскими властями, то естественно эта дата была обоснована историками. Эти обоснования можно найти в очерке истории Хабаровска (19) и его рукописях, которые хранятся в городском архиве (ГАХК, ф.849, оп. 1, д.60).

Авторы книги известный архивист, историк и краевед ВИ.Чернышова, исследователи Г.С.Чечулина и А.С.Сутурин провели большую предварительную работу и составили хронику важнейших событий, связанных с образованием и развитием г.Хабаровска . В хронике собраны многочисленные факты и события по истории города из различных источников: архивных документов, газет, книг, журналов, воспоминаний старожилов.

Среди источников собрания узаконений Российской империи, фонды Центральных и партийных архивов России, периодические издания: газеты «Иркутские ведомости» 1858 г., «Приамурские ведомости» 1896, 1909 гг., «Приамурье» 1891 г., «Русская старина» 1907 г.; журнал «Русское слово» 1859 г.; известные книги А.И.Барсукова о Н.Н. Муравьеве, А.М.Бодиско о жизни Хабаровска, воспоминания амурского казака Р.Богданова о прошлом с 1849 по 1880 гг. и др. В.Чернышова в этой хронике записала, что военный пост Хабаровка основан 31 (18 старого стиля- разница 13 дней для XX в.) мая 1858 г. солдатами 13 линейного батальона Я.В.Дьяченко (ГАХК, ф.849, оп. 1, д.60, с.2).

Естественно есть ссылка на государственный архив Иркутской области (ф.24, оп.9, д.64 ) и известную книгу И.Барсукова. В то время это был шаг вперед в приближении к истине. По существу это было возвращение к дате празднования дня города в 1908 г. По примеру Хабаровска стали отмечать юбилейные даты Владивосток и Благовещенск.
На наш взгляд обоснование уточненной даты основания Хабаровки имеет ряд весомых аргументов. В этой связи вновь вернемся к событиям на Амуре в середине мая 1858 г. Напомним, что переговоры о заключении Айгунского договора начались 10 мая, а 16 (28) мая он был подписан.

В этот день стало ясно, что цинская сторона согласна подписать договор о границе. С утра 11 мая начался обмен мнениями, который постепенно перешел в традиционный «торг» дипломатов. Китайская сторона, дабы не потерять «лицо», приводила различные контрдоводы и отстаивала свои позиции. Наши дипломаты приводили не менее веские свои обоснования и т.д.

Известный краевед З.В.Востоков в своей хронике указывает, что уже 11 мая из Благовещенска убыл десант 13-го линейного батальона для основания будущей Хабаровки. А 19 (31 – разница 12 дней для XIX в.) мая можно считать Днем основания военного поста. Это утверждение небеспочвенно. После первого дня дипломатических переговоров Н.Н.Муравьев убедился, что удастся решить главную геополитическую задачу – провести государственную границу по Амуру и вернуть Приамурье в состав России, а о повороте границы на реку Уссури и закреплении Приморья за Россией предстоят сложные переговоры. При этом возможен переходный период и кондоминиум (совместное управление), о котором подробнее будет сказано ниже.

В этой обстановке на первый план выходило решение стратегической задачи – быстрее занять выгодные позиции в Хабаровском водном узле. Здесь действовало обычное право: что заселили – тем владеем. Поясним, что в то время в международном праве принцип «uti possidetis» - (лат. – буквально: чем владеете) был широко применим. Этот принцип разграничения предполагал точное определение момента, к которому данное положение относится. Об этой благоприятно складывающейся обстановке, очевидно, курьером был извещен военный губернатор Приморской области контр-адмирал П.В.Казакевич, который загодя прибыл в район слияния Амура и Уссури. Не исключено, что порядок его действий в этом районе был заранее указан в послании Н.Муравьева.

За давностью лет не столь существенно, каким способом и когда П.Казакевич получил указание генерал-губернатора о первоочередных мерах по закреплению этого важного района за Россией. Не вызывает никаких сомнений, что практическим решением стратегической задачи на Хабаровском направлении руководил военный губернатор Приморской области.

Под его руководством на заранее выбранных местах закладывались: на левом берегу Амура (на дальних подступах к Хабаровке) станица Новгородская, на правом берегу Амура, который по условиям кондоминиума находился в совместном управлении, ключевой военный пост Хабаровка; на протоке Амурской – станица Корсаковская; в устье реки Уссури – станица Казакевичева, а выше по реке – станица Невельская. В этой связи Н.Муравьев и особо не спешил сюда, так как был уверен, что здесь энергично претворяет в жизнь его указания П.Казакевич.

Как известно, Н. Муравьев прибыл в Усть-Уссурийский пост только 31 мая (12 июня). Контр-адмирал Казакевич мог уверенно рапортовать генерал-губернатору Восточной Сибири, что Хабаровский водный узел, в котором заложен поворот госграницы в Приморье, взят под контроль военным постом и четырьмя казачьими станицами. При этом некоторая часть личного состава уже заняла свои места дислокации, а другая часть возводит первоочередные постройки в казачьих станицах.

В этой связи возникает законный вопрос – а какими силами осуществлялась здесь первоначальная подготовка площадок под поселения и другие первоочередные работы? Понятно, что личный состав линейного батальона с низовьев Амура сюда не был командирован, а многие поселенцы-казаки еще были в пути. Логично предположить, что здесь уже была большая часть линейцев 13-го линейного батальона.

Это логично и потому, что эта военно-хозяйственная единица перемещалась на новое постоянное место службы со всем своим имуществом, до последнего гвоздя. Везли артиллерию со снарядами, много скота для пропитания, у некоторых линейцев были семьи и т.д. и т.п. А это десятки барж плотов. В этой связи большая часть каравана плотов с Шилки без остановок плыла в заранее оговоренный район будущей дислокации. Командир батальона Я.Дьяченко просто обязан был выслать вперед офицеров квартирмейстерской службы для доразведки местности и выбора мест для временных лагерей.

Сам же он обязан был остановиться в Благовещенске для получения указаний Н.Муравьева и решения многочисленных вопросов. Учитывая, что это был пятый сплав, особых трудностей с проводкой каравана не было. У командира батальона были заместители, которые продолжали руководить сплавом. Поэтому уже в середине мая первый эшелон каравана мог быть в районе своей новой дислокации.

Кстати, об этом сплаве в истории негативных сведений не сохранилось, так как их и не было. Учитывая, что в батальоне было несколько рот со своим хозяйством, то скорее всего они стали несколькими лагерями в районе устьев Плюснинки, Чардымовки и приступили к заготовкам леса, сена для скота и т.д. На первом плане была и подготовка к зиме в новом климатическом районе.

Здесь же уточним, что при иной договоренности с цинскими дипломатами, военный пост в Хабаровском водном узле был бы обязательно выставлен! Не на правом берегу Амура, так на левом, но обязательно вблизи соединения Амурской протоки с основным руслом. По плану Н.Муравьева в этом году наши силы брали под контроль устье Уссури (продолжение кордонной линии Усть-Стрелка, Усть-Зейский пост, Усть-Уссурийский пост) и отсюда водворялись на правый берег Амура до Мариинска.

Этот участок на стыке Среднего и Нижнего Амура брал под контроль 13 линейный батальон и таким образом включался в Амурскую кордонную линию, созданную в 1856 г. Серьезные намерения Н.Муравьев подкрепил также установкой четырех крепостных орудий в устье Уссури!

И, наконец, о Хабаровке. Исследователи почему-то не обратили внимания, что на Хабаровском направлении (из-за посадки на мель осенью) зимовал пароход «Амур». К приезду Н.Муравьева на устье Уссури он стоял в районе Хабаровки, «… в 40 верстах на главном русле …». Об этом Н.Муравьев упоминает в письме от 11 июля великому князю Константину Николаевичу. Так что команда этого парохода еще до прибытия сюда линейцев Я.Дьяченко уже была в районе Амурского утеса. На этом пароходе генерал-губернатор и убыл в Николаевск.

На наш взгляд, рассматривая исторический факт рождения Хабаровки, можно смело утверждать, что повивальной бабкой был военный губернатор Приморской области контр-адмирал П.Казакевич, когда в конце второй декады мая личный состав 13-го линейного батальона размещался во временных лагерях вблизи Амурского утеса. А 31 мая (12 июня) 1858 г.генерал–губернатор Восточной Сибири Н.Муравьев стал её крестным отцом. Только он присваивал наименования новым постам и поселениям. В этой связи полезно вспомнить, что нередко люди отождествляют фактический день рождения ребенка и день его крещения, хотя это два разных события.

Командир батальона Я. Дьяченко четко проводил в жизнь предначертания генерал-губернатора. В указанном Н. Муравьевым приметном месте в устье р. Бури (будущей Чардымовки) в сжатые сроки он со своим батальоном основал ключевой военный пост, а также стал старшим воинским начальником для всех русских и аборигенов на Хабаровском направлении. В декабре 1858 г. поселение Хабаровка официально вошло в подчинение окружного центра в Софийске. Деятельность капитана Дьяченко в конце этого года была по достоинству оценена – его наконец-то утвердили командиром батальона, а также присвоили очередное воинское звание «майор».

Сейчас известный латинский термин «рro et contra» (за и против) очень точно применим к спорному вопросу о дате образования военного поста Хабаровка. На наш взгляд, принятую в 1958 г. дату его основания – 31 мая можно считать оптимальной и вполне исторически корректной. Всем исследователям этого вопроса необходимо твердо помнить, что основание военного поста Хабаровки напрямую связано с подписанием Айгунского договора.

Без достигнутых договоренностей с цинскими дипломатами о новой линии границы основывать постоянный военный пост на правом берегу Амура Н.Муравьев не был уполномочен. Верный своей тактике – дипломатию подкреплять войсками, он обеспечил быстрое занятие стратегического Хабаровского водного узла. Так была решена важнейшая государственная задача – закрепление на Амуре и поворот новой границы в Приморье.

Основание поселений это не одномоментный акт и, как было показано выше, очень часто точная хронология отсутствует. Вместе с тем, сохранилось много документов, которые не противоречат дате основания военного поста Хабаровка 31 мая нового стиля. И наконец, ныне принятая дата (31 мая ) за полвека стала традиционной. А история – это не только голые факты, но и их логическая взаимосвязь и корректное толкование в контексте конкретно-исторических условий.

А.М. Филонов, историк

фото с сайта hkm.ru

Об этом РИА «27 Регион» сообщил начальник пресс-службы администрации г. Хабаровска Александр Горбунов.