Мы привычно ругаем медицину: в поликлинику не запишешься, к врачу не попадешь. Что происходит? Кажется, участковым врачам стали платить много, но ситуация в медицине кардинальным образом не меняется. Почему?


Об этом мы говорим с заместителем председателя комитета по правам человека, законности и социальной защите Законодательной думы Хабаровского края, доктором медицинских наук, профессором Анатолием Островским.

- Да, в здравоохранении у нас большие перекосы. Мы долгое время считали, что главное - материальная база. Будет она, все остальное приложится. Действительно, врач мало получает, зато какое нравственное удовлетворение!

Теперь у нас в крае два вида медицины. Специализированная высокотехнологическая, как перинатальный центр, онкологический, детская краевая больница, микрохирургия глаза, железнодорожная и краевые больницы №1 и №2. Это высокий российский уровень! И первичная помощь, которую до этого уровня еще подтягивать и подтягивать.

- Так за нее в первую очередь и взялись.

- Проводили мы депутатские слушания, пытаясь выяснить, каково же у нас состояние общедоступного лечения. Наши поликлиники - крик души! Грубость, огромные очереди. Неделями невозможно записаться на прием к врачу. Самое страшное, что тут мало что меняется.

Я - член аттестационной комиссии. Раз в месяц мы аттестуем врачей. От категории во многом зависит зарплата. Участковые врачи - в основном шестидесятилетние женщины.
Сами не очень здоровые, но они работают. Конечно, им впору давать орден «За мужество».

- А где же молодежь? Вроде бы платят теперь достаточно, где же они, молодые и перспективные?

- Пришли и ушли. Почему ушли? Оказывается, тяжело работать. Зарплату участковым врачам повысили, но никакой революции не произошло. На самом деле, первичную помощь трудно поднимать. Одна выписка рецептов на бесплатные лекарства превращается в муку для врача и пациента. Надо совершить семь действий, чтобы больной получил, наконец, заветный рецепт.

Бюрократизированная система, от которой страдают все, в которой, по большому счету, нет дела до самого больного. Главное - соблюсти процедуру. И опять же участковый врач, пожилая женщина, не боится, что с ней не продлят контракт. Кто займет ее место? Претендентов нет. Нет конкуренции, развития! Движения нет.

- Анатолий Борисович, но, согласитесь, в медицину по национальным проектам вкладываются большие деньги. Вот и рождаемость, наконец, стала радовать.

- Да, мы рады, что рождаемость растет. И все об этом говорят. Но цифры - вещь лукавая. Все дело в том, что с чем сравнивать.

Так вот, в 2004 году в крае родилось 16 049 детей, а в 2005 году - 15 410, в 2007 году - 16 303. Опять же вторых детей действительно стало рождаться больше. Женщины, которые имели детей, решились на второго ребенка, а те, кто не имел детей, так и не решаются. Хотя, казалось бы, гигантские усилия предпринимает наш губернатор, чтобы жилье для молодых семей стало действительно доступным.

Край платит уже тридцать процентов стоимости квартиры, еще тридцать добавляет федеральный центр, и при этом предоставляется минимальный процент по кредиту. Но это пока капля в море!

- То есть грех жаловаться на то, что медицина бедна?

- Мы ежегодно принимаем закон о гарантиях бесплатной медицинской помощи. Исходя из этого рассчитывается норматив подушевого финансирования на одного больного. Утверждаем бюджет Фонда обязательного медицинского страхования.

Так вот, за последние шесть лет в восемь раз вырос консолидированный бюджет здравоохранения. Конечно, он рос за счет строительства новых центров, но и по другим позициям тоже.

- То есть причины гораздо глубже?

- Есть статистика по поводу начала сексуальной жизни подростков. В Европе взрослыми девочки становятся в пятом классе. У нас с этим было все нормально. Но сексуальная революция принесла свои плоды. Теперь 80 процентов девочек в седьмых-восьмых классах - уже взрослые.

У девочек, которые так рано начали сексуальную жизнь, на тридцать процентов меньше шансов родить здорового ребенка, если они его родят вообще. Нас ждет спад уровня рождаемости. Через год-два в детородный возраст начнут входить мамы, которые родились в 90-е годы. Их очень мало.

Демографические волны с пиками и неизбежными спадами - естественное состояние, которое, конечно, зависит от политики, но не до такой степени, как нам хотелось бы. И потом, согласитесь, мало родить - надо воспитать человека.

- То, что детей стало рождаться больше, - безусловно, хорошо, но высокой остается смертность.

- Продолжительность жизни у наших мужчин - одна из самых низких в Европе. Половина смертей связана с сердечно-сосудистыми заболеваниями, инфарктами, инсультами, внезапными смертями. На втором месте - онкология. На третьем месте - травмы, суициды, алкоголизм.

Конечно, положительные тенденции тут очевидны. Со строительством онкологического центра новообразования у нас медленно, но неуклонно снижаются, их удается обнаружить на ранних стадиях.

Сердечно-сосудистые заболевания, болезни органов кровообращения тоже не растут столь стремительно. В крае работает программа по гипертонии. И тут есть снижение смертности.

- А теперь вот и кардиологический центр построим...

- Что это даст? Мы станем делать операции больным с ишемической болезнью сердца. В Европе 50 процентов таких больных оперируют. Они и у нас делаются, но в десятки раз меньше. Пока это возможно только для трех процентов больных. Отсюда огромные очереди в поликлиниках, к врачу не попадешь, очереди в больницах, в стационар не ляжешь. Как только больного прооперировали, он в очереди уже не сидит и в стационаре не лежит. Он живет жизнью здорового человека. Это вообще улучшит ситуацию в здравоохранении.

Планируется делать пять тысяч операций в год на весь Дальний Восток, сейчас это порядка 70-80 операций. И опять вопрос: кто это будет делать? Губернатор, конечно, обещает давать квартиры кардиохирургам. Понятно, что и зарплаты у них должны быть соответствующими - 100-150 тысяч рублей. Но при том условии, что врачи выйдут на пять тысяч операций в год. Каждый такой больной стоит 110 тысяч рублей.

- Вы спрашиваете, кто будет оперировать, но в Хабаровске - свой солидный медицинский университет, а про кардиологический центр говорим уже не первый год.

- Мы долгое время пребывали в эйфории, утешая себя: дескать, какие у нас врачи, и в каких ужасных условиях они работают! Иностранцы тоже говорили, мол, руки у них золотые. Им бы нашу технику! И мы во все это верили. Хотя уникальные доктора у нас, безусловно, есть. Хорошо, дали технику.

В новом диагностическом центре «Вивея», который готовится к сдаче, - чудеса современной мысли. Но кто же там будет работать? Кто научит студента? Раньше преподаватели того же мединститута раз в пять лет ездили в западные клиники, где обучались новым технологиям. Они знали, как и чему учить будущего врача.

Потом наступили тяжелые времена. Деньги стали давать только на зарплату и стипендию. На науку, конгрессы средств нет.

- Наверное, пока проблема не обострена. Вот появится центр, обнаружатся желающие оперировать. В больных-то недостатка нет.

- Возможно. Понятно, что нуждающиеся в операциях есть, их нужно только найти. Именно поэтому мы строим два крупных диагностических центра в Хабаровске и Комсомольске-на-Амуре. Ведь что происходит? Ходит человек и не знает, что у него ишемическая болезнь. Но только хирургическим путем смертность мы не понизим. Надо менять образ жизни.

- Анатолий Борисович, давайте еще раз напомним, отчего зависит ишемическая болезнь сердца?

- Это высокий уровень холестерина, то есть в пище много жиров и углеводов, мало овощей и фруктов. Полных людей у нас 50-60 процентов. Рожки и картошка - нам как-то привычнее.

Дальше - курение. По количеству выкуриваемых сигарет мы впереди планеты всей. Нас опережают только китайцы. И потом, 80 процентов поступающих к нам сигарет - контрафакт, то есть они некачественные.

Сложился стереотип: дескать, если человек курит, ему грозит бронхит. Они глубоко ошибаются. У курящих людей - больше инфарктов, инсультов. Курение у нас молодеет, с сигаретой на улице теперь можно увидеть уже подростков.

- Беда и гипертония, которая настигает людей, которые даже не подозревают, что больны.

- Гипертония - наш бич! 40-45 процентов населения больны, но чаще всего даже не догадываются об этом. Представляете, каждый второй!

Раньше мы считали, что гипертония - это головная боль, снижение памяти, работоспособности. Человек думает: вот когда начнет давление зашкаливать, тогда и начну лечиться.
Сейчас доказано, что давление 140 на 85 - уже гипертония. Все ли знают, какое у них давление? Как обнаружить таких больных, как заставить их заняться своим здоровьем, я не знаю. Ведь жизнь - одна, и она действительно бесценна.

Чтобы быть здоровым, надо соблюдать совсем не трудные правила. Например, ходить хотя бы 45 минут в день, пять раз в неделю. То есть, достаточно пройтись от площади им. Ленина до Комсомольской площади и обратно.

- Словом, демографическая проблема - тот узел, где завязаны и политика, и экономика.

- Если посмотреть на динамику, численность населения Хабаровского края уменьшается. Оно сокращается за счет того, что люди уезжают в западные регионы, где уровень жизни значительно выше. Кто едет к нам? Рабочие из Китая и ближайшего зарубежья, часто не квалифицированные.

В основном они заняты в строительстве, в сельском хозяйстве. А уезжают те, кто уверен, что устроится на престижную работу, кто востребован. Если население и дальше будет сокращаться, мы не сможем освоить те колоссальные деньги, которые выделяются правительством на развитие Дальнего Востока.

А речь идет о 40 миллиардах рублей. Другого такого шанса у нас точно не будет. Не использовать его просто нельзя.

Елена ИЩЕНКО. "Тихоокеанская Звезда"