Вода в популярных хабаровских колонках, которую горожане считают практически родниковой, чистой, не проходила контроля санитарных врачей. Это неожиданное открытие сделали экологи, представители природоохранных и других общественных организаций, обсуждая проблемы качества питьевой воды.


Скандал в стакане воды

Новость, прозвучавшая из уст санврача, вызвала оживление в зале.

- А мы-то думаем, что она чистая! - зашумела общественность и посмотрела с выражением на представителя Роспотребнадзора Валентину Чистяк.

В самом деле, весь город знает места, куда не зарастет народная тропа: на улице Степной, Полярной, в поселке Корфовский… По выходным сюда съезжается население с канистрами и флягами, потому что бутилированная не каждому по карману. "Это чистейшая, с острова Заячий", говорят знатоки. А откуда они это знают? Кто проверял?

Начальник отдела санитарного надзора Роспотребнадзора по Хабаровскому краю Валентина Чистяк невозмутимо сообщила, что никто в ее ведомство с вопросами о качестве данной воды в "городских родниках" не обращался.

 -Вот если попросят, сделаем анализ, - пообещала она.

Однако этот ответ мало удовлетворил собравшихся: получается, в Роспотребнадзоре нет плановых проверок. Получается, никто не в курсе, что Хабаровск нашел альтернативу питьевой воде из крана в окраинных колонках?

 Как нас утешает Роспотребнадзор, вода, поступающая в распределительную сеть, соответствует норме. Но любой хабаровчанин скажет, что эту "нормальную" воду пить невозможно. Пенсионеры ее кипятят, но никто знает, полезнее ли от этого она становится.

- Мы отвечаем за воду у входа в распределительную сеть. Но в городе 50 процентов изношеннных труб, и что за вода дойдет до вашей квартиры - неизвестно, - сказала Валентина Чистяк.

Выходит, каждому, кто бережет здоровье, стоит в лаборатории и за специальную плату проверить - пригодна ли его вода для питья.

Коктейль с привкусом железа

Вода в районе Хабаровска всегда превышала показатели по цветности, мутности, содержанию железа (сказываются подземные горные пласты) и нуждалась в серьезной очистке.

Рассказывают, что друг города и его почетный гражданин, японец Косабуро Дайдодзи однажды предложил подарить городу завод по очистке воды, напившись из популярного источника на Хехцире. Он был искренне удивлен, что такую воду пьют хабаровчане и якобы даже сказал в сердцах, мол, преступление - поить ею людей.

- У японцев иные нормативы, более жесткие, - прокомментировала этот случай Валентина Чистяк.

Убедительный аргумент в виде заросшего ржавчиной фрагмента водопроводной трубы показывали предприниматели, убеждая население покупать воду бутилированную. Ход был беспроигрышный, коричневые сталактиты убеждали лучше любой рекламы. Чем старше дом - тем хуже вода в кране.

Сейчас на выходе в городской водопровод будут монтировать установки ультрафиолетового облучения воды, это должно снизить остроту проблемы. А в районе Красной речки и санатория "Уссури", где очистные, работающие по старой технологии, не справляются с фильтрацией и вода для питья совсем не пригодна, будут строить новые очистные сооружения в первую очередь.

Не вините реку. Посмотрите на себя

Речной водозабор - архаизм, но это, увы, реальность для многих амурских сел и городов. Решение проблемы для Хабаровска уже найдено, и когда чистая вода придет в краевой центр, зависит лишь от сроков строительства Тунгусского водозабора. В большинстве же сел, стоящих вдоль реки, вопрос чистой воды остается открытым. Лишь в поселке Сикачи-Алян альтернативой бочкам с привозной водой недавно стала артезианская скважина.

По словам специалистов, "китайская вина" в загрязнении Амура заметно снизилась: сказываются экологические мероприятия в Поднебесной. Но несмотря на то, что Амур в последние три года слегка очистился и перешел из класса "очень грязная река" просто в "грязную", радости от этого немного. Продолжается сброс неочищенных хозяйственно-бытовых стоков. Без строительства новой очереди очистных у Хабаровска и Комсомольска-на-Амуре наши города неверно было бы называть благоустроенными, а воду, что обозначеную в квитанциях как холодная - питьевой.

Как сказал на этой встрече Владимир Сидоров, председатель отделения общества охраны природы, из 60 водных объектов, которые активисты общества исследовали в крае, в удовлетворительном состоянии оказалась только шестая часть.

- По нашим данным, из 29 очистных сооружений в Хабаровске действуют только четыре, - заметил Владимир Сидоров. - А ведь с жителей аккуратно взимается плата за водоотведение и канализацию.

Он назвал также факты о нарушениях природоохранного законодательства министерством обороны в Де-Кастри и напомнил, что в районе имени Лазо брошены бывшие склады минудобрений. И внес предложение - возобновить работу общественной экологической инспекции, собирать информацию об опасных объектах.

Местные власти видят проблему. Сейчас уже в 11 муниципальных районах существует программа "Чистая вода". Стоимость вопроса немаленькая, 17 миллиардов рублей. Но территории могут многое делать и без капвложений: например, воспитывать население. Ведь как говорил на встрече глава Хабаровского района Владимир Алешко, в пригород едут отдыхать на шашлыки отнюдь не бомжи. А на то, что они оставляют после себя, и дикарям совестно смотреть.

Мнения

Александр Гаврилов, руководитель территориального управления по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды:

- Состояние Амура во многом зависит от его притоков. Экстремально высокое загрязнение рек Черная и Березовая. Что касается доли Китая, то уровень загрязнения между китайским и российским берегами сейчас отличается не в 10-12 раз, как ранее, а втрое. Вода, проходя у Хабаровска, становится грязнее в три раза. Только за 2007 год в реку сброшено 203 миллиона кубометров неочищенных стоков. Как исправлять положение? Усовершенствовать систему постов по отбору воды, строить очистные, бороться с лесными пожарами, потому что после них также наблюдается загрязнение воды фенолами, и создавать места отдыха на чистых водоемах.

Владимир Болтрушко, замруководителя межрегионального территориального управления технадзора:

- В крае 144 очистных сооружения. В Амурске, Николаевске-на-Амуре, Вяземском и Бикине их нет вообще. Из 56 очистных сооружений министерства обороны, расположенных у нас, работает в норме только одно. Мы ежегодно сбрасываем 66270 тонн грязи. В крае нет нормальной системы городских ливневых сетей. Весной 33 тонны грязных городских талых вод устремляются в водоемы. А еще наши беды оттого, что мы не просвещаем людей. Посмотрите, на заповедном Анюе сейчас что лежит на берегах: брошенные аккумуляторы, резина…

Ирина Степура. "Российская газета"