Первое в истории противостояние на льду Национальной хоккейной лиги и Континентальной хоккейной лиги завершилось в пользу Америки. В Берне, где состоялся матч за Кубок Виктории, "Нью-Йорк Рейнджерс", проигрывая во втором периоде 0:3 магнитогорскому "Металлургу", затем смял обладателя Кубка европейских чемпионов и за 20 секунд до финальной сирены вырвал победу — 4:3.

Бред думать, будто бы для каждого хоккеиста "Металлурга" и "Нью-Йорк Рейнджерс" бернский матч стал главным — или, по крайней мере, одним из главных событий в жизни. Таким событием, каким были в 70-е и 90-е матчи клубов из НХЛ и СССР для всех, кто в этих встречах принимал участие.

Но что-то и для тех и для других он, несомненно, значил. Это можно было понять, например, по гнетущей тишине в уральской раздевалке после игры, посреди которой игроки "Металлурга" — Виталий Атюшов, Андрей Мезин — убеждали, что бились на льду изо всех сил.

Хотя убеждать в этом было совершенно не нужно. Или по радости в раздевалке соседней: настроение в ней совсем не походило на то, какое бывает после побед в обычных предсезонных матчах. Вроде того, что "Рейнджерс" провел накануне здесь же, на PostFinance Arena в Берне, размявшись 8:1 на местном клубе.

Защитник Марк Стаал долго искал, как лучше сформулировать, почему он и его партнеры впились зубами в проигранный уже в общем-то матч, где на кону стоял какой-то новый приз и смешная по меркам солидной команды сумма призовых в $1 млн. Потом наконец придумал: "Ну мы отдавали себе отчет в том, что наше поражение вызовет немало вопросов".

Тем, кто следит за хоккеем, не надо было объяснять, что это за вопросы. Еще год назад у этого матча был бы иной статус — не формальный, а реальный. Статус как раз рядовой "выставочной" игры перед европейским открытием регулярного чемпионата НХЛ в ближайшие выходные. Но за прошедший год состоялись два события, его изменившие.

Сборная России после 15-летнего — почти такого же длинного, как в клубных российско-североамериканских суперсериях,— перерыва выиграла чемпионат мира, одолев в финале Канаду на ее льду. А взамен российского чемпионата была создана Континентальная хоккейная лига, поставившая целью догнать и перегнать НХЛ.

Переманившая великого Яромира Ягра и имевшего за океаном отличные перспективы и действующий контракт Александра Радулова, грозящая американскому конкуренту, два десятка лет не ощущавшего никакого соперничества, судами и изгнанием с европейского рынка.

Хоккеисты "Рейнджерс", может, и не зная деталей всех конфликтов, всех заявлений и планов КХЛ, чувствовали, безусловно, что играют в Берне за честь своей лиги. Точно так же, как хоккеисты "Металлурга" чувствовали, что играют за честь своей.

Через полтора периода честь НХЛ выглядела просто растоптанной. "Металлург" забил в первой же атаке. И Денис Платонов все сделал так, чтобы напомнить о выдающихся матчах советских команд против американских, потому что это был классический советский гол.

Защитник Даниэль Жирарди и голкипер Хенрик Лундквист пополнили список из десятков одураченных вот такими финтами — резкая остановка и кистевой бросок из-под соперника вместо напрашивающейся обводки или паса — лучших форвардов ЦСКА, московского "Динамо", "Крыльев Советов", "Спартака", "Химика".

"Металлург" повел. Отбился — пусть чудом, благодаря перекладине, отразившей один бросок,— в меньшинстве. Сам в третий раз получил численное преимущество и отправил в ворота "Нью-Йорк Рейнджерс" еще одну шайбу. Защитник Владимир Маленьких не стал ничего изобретать, а просто от души "по-рабоче-крестьянски" щелкнул от синей линии. Лундквист, вошедший летом в тройку сильнейших голкиперов сезона НХЛ, зацепил шайбу щитком, но полностью угол все-таки не закрыл.

Начался второй период — и ничего ровным счетом не изменилось. Тем, кто был уверен, будто бы КХЛ по уровню хоккея уже где-то рядом с НХЛ, происходящее на льду должно было радовать глаз. "Металлург" от гола еще разок уберегла штанга, в которую угодил Крис Друри. Но в том-то и дело, что ударное звено "Рейнджерс" — с Друри, Скоттом Гомесом и Маркусом Нэслундом — было единственным, диктовавшим свои условия противнику из четырех нью-йоркских. И то потому, что тренер Том Ренни часто выпускал его против третьей или четвертой уральской тройки. С Николаем Жердевым, Петром Прухой, Брендоном Дубински, другими, по идее довольно острыми форвардами "Рейнджерс" уральцы справлялись.

У "Металлурга" же хороши были все звенья и почти все игроки. Особенно Платонов, который играл так, что можно было подумать, что форварду захотелось сразу после Берна подписать контракт с "Нью-Йорк Рейнджерс". Был эпизод, когда нападающий продрался сквозь трех оппонентов и заставил Хенрика вылавливать шайбу в углу ворот.

А спустя пару минут "Металлург" снова заработал большинство и снова реализовал его благодаря подкорректировавшему траекторию броска Виталия Атюшова Николаю Заварухину — 3:0 в пользу Магнитогорска. И счет, и игра на 11-й минуте второго периода не оставляли вроде бы "Нью-Йорк Рейнджерс" и НХЛ никаких шансов доказать, что они сильнее "Металлурга" и КХЛ.

Что-то стало меняться сразу после этого. "Рейнджеры", которым до сих пор недоставало аккуратности и зубастости, впервые сумели по-настоящему придавить "Металлург" и вынудить голкипера Андрея Мезина показать публике талант, стоя на коленях, отбивать запущенные под перекладину с двух метров шайбы. А в концовке периода у магнитогорцев один за другим с интервалом в три секунды сели на скамейку штрафников Алексей Кайгордов и Заварухин.

Чтобы забить в ситуации "пять на три", выведя, по сути, на пустые ворота Друри, "Рейнджерс" понадобились три касания. Это была неприятность, но когда она случилась, все равно невозможно было представить, что ждет "Металлург" в заключительном периоде.

В заключительном периоде после стартового вбрасывания он пять минут и 45 секунд не мог добраться до чужой зоны! Мезин выручал, но когда-то же и он должен был чуть-чуть дрогнуть. Дрогнул на броске от правого бортика Дэна Фритше.

А "Рейнджерс" продолжал наседать. Защитник Денис Калинин, еще один наряду с Жердевым российский легионер ньюйоркцев доехал от синей линии до ворот Мезина и едва не забил. И это была только одна из полудесятка возможностей, упущенных "Рейнджерс" в коротком — меньше пяти минут — промежутке от второго до третьего гола, по такой игре, надо сказать, неминуемого. Опять отличился Друри. Опять — с "пятачка" в большинстве.

Глядя на этот хоккей, трудно было поверить, что чемпионат КХЛ, в котором играет "Металлург", идет уже месяц, а чемпионат НХЛ, в котором выступает его соперник, даже не начался. Козырем "Рейнджерс" в Берне стали не столько класс, сыгранность, опыт, сколько свежесть, агрессивность, характер. И от этого уральский провал смотрелся еще более обидным.

После того как счет сравнялся, он, конечно, немножко пришел в себя. Сам даже организовал пару непростых для Лундквиста атак. Но недотянул и до овертайма. За 20 секунд до него Владимир Маленьких допустил ошибку из тех, которые допускают лишь паникующие команды и игроки, не глядя отпасовав поперек площадки у своей синей линии.

Райан Кэллахен, заточенный, как любой энхаэловский нападающий под прессинг и охоту на такие ляпы, шайбу перехватил и выход один на один с Мезиным исполнил безукоризненно. Его победный бросок стал 19-м — против всего шести у "Металлурга" — броском "Рейнджерс" в третьем периоде. Периоде, показавшем, что до НХЛ Континентальной хоккейной лиге все-таки еще расти и расти.

Алексей Ъ-Доспехов