В конце минувшей недели завершился длительный конфликт между ФХР и организаторами Континентальной хоккейной лиги. Отказавшись от своих заоблачных запросов, федерация капитулировала и теперь, согласно договору с КХЛ, будет получать от лиги по 150 миллионов рублей в год.


Любопытно, что практически сразу после этого председатель попечительского совета ФХР Павел Крашенинников затребовал у ведомства Владислава Третьяка финансовую отчетность, а вчера вечером гендиректор ФХР Сергей Арутюнян [на фото] подал в отставку.

Тем временем и мы сделали попытку оценить финансовую ситуацию в нашем хоккейном ведомстве.

РЕКЛАМА ПОД СТРАХОМ ИЗГНАНИЯ

У самой площадки за воротами "Арены-Омск", где я побывал во время серии плей-офф между "Авангардом" и "Динамо", весь сезон простояла на постаменте надраенная до блеска черная Toyota. Казалось бы, никаких проблем: за деньги кормильцев-рекламодателей поставим хоть экскаватор. ИИХФ во время чемпионатов мира уже много лет рассовывает по углам дворцов свои Skoda, и никто не жалуется.

В Омске, однако, заботу о процветании отечественного хоккея отчего-то не оценили и непрошеному автомобилю попытались воспротивиться. Команду едва не сняли с чемпионата.

Водрузить за ворота машину "ястребам" велела ФХР, подписавшая с Toyota рекламный контракт. Деньги за него в интересах российского хоккея федерация, понятно, забрала себе. Не делиться же, в самом деле, с "Авангардом", которому ради размещения этого агитпропа пришлось на весь сезон демонтировать четыре ряда зрительских мест! Разве, радея за весь отечественный хоккей, стоит отвлекаться на такие мелочи, как 80 омичей, которые оказались лишены возможности прийти на стадион поболеть за свою команду?

По тому же принципу - сносите что хотите, но реклама чтоб стояла - автомобили по сей день кормят российский хоккей во дворцах Казани и Магнитогорска.

В Омске не знают, какую именно сумму выручила за их счет ФХР. Но, подсчитывая собственные убытки, обливаются слезами. Nissan за аналогичную рекламную акцию готов был заплатить "ястребам" $ 200 000 за сезон. Вот только подписывать договор с Nissan, конкурентом Toyota, федерация "Авангарду" запретила.

Любопытный штрих: о том, чтобы разрешить подопытным клубам в конце сезона разыграть эти несчастные машины среди болельщиков, ФХР не захотела и слышать.

НА ЗАВИСТЬ СТЕБЛИНУ

Какие доходы приносит некоммерческой общественной организации под названием Федерация хоккея России ее обширная бизнес-деятельность во благо нашего с вами хоккея - тайна за семью печатями. Как именно эти деньги на развитие хоккея тратятся - и подавно не нашего ума дело. Да и хорошо, что не нашего. Потому что нащупать концы в финансовых потемках Лужнецкой набережной, боюсь, не сумели бы и лучшие умы Скотленд-Ярда.

Не далее как пять дней назад член попечительского совета федерации и вдохновитель проекта КХЛ Александр Медведев оценил финансовые потребности ФХР примерно в пять миллионов долларов в год. В пятницу, на внеочередном заседании исполкома, на котором Владислав Третьяк вывесил белый флаг, стороны сторговались на шести миллионах.

Александр Стеблин в годы своего президентства в хоккейной федерации ради годового бюджета в шесть миллионов долларов, я думаю, согласился бы даже на разжалование из полковника в капитаны. Ну, или в крайнем случае в майоры. Зная Стеблина, я даже вообразить боюсь, что сделал бы Александр Яковлевич ради такого мешка денег на нужды своей организации. Но в том, что радовался бы несказанно, даже не сомневаюсь. Тогда как для финансовых воротил нынешней ФХР эти медные гроши - форменное оскорбление. Какие, к дьяволу, шесть миллионов, если на одних налогах за легионеров клубы в уходящем сезоне выложили вдвое больше?

Этот куш федерация не смогла бы утаить при всем желании: по девять миллионов рублей за каждого из 19 иностранных вратарей суперлиги плюс еще по полтора миллиона за 71 полевого игрока - итого 277 500 000 рублей за торговлю воздухом. Точнее, за приобретение у федерации почетного права использовать труд гастарбайтеров.

Попробуйте интереса ради представить, сколько стоил бы метр московской жилплощади, если бы власти ежегодно брали со строительных компаний по полтора миллиона рублей за каждого таджикского каменщика и по девять - за каждого молдавского штукатура. Представили? У меня вот не получилось: нули в строчку калькулятора не уместились. Боюсь, что при таких расценках даже сам экс-гендиректор ФХР не потянул бы и комнату в коммуналке. А вот для хоккейных клубов российского чемпионата - это, по его мнению, был самый что ни на есть подходящий налог.

Впрочем, без малого 12 миллионов долларов - лишь небольшая часть всего "золота партии", которое хоккейный Остап Бендер - Арутюнян - изъял множеством сравнительно честных способов за последний год. Если сегодняшняя казна федерации не вполне отражает истинные масштабы финансового прорыва за минувший год - пусть это вас не смущает. По информации из двух независимых источников, почти все платежи проведены через другую компанию, владелицей которой является супруга Сергея Леонидовича.

Впрочем, каким бы туманом федерация свою казну ни окутывала, кое-какие догадки о размере закромов нашего хоккейного ведомства строить мы все-таки можем. Не напрасно же в конце концов в дни скандала с КХЛ федерация требовала, чтобы новая лига перечисляла ей по миллиону двести тысяч рублей за каждый матч! Сумма явно взялась не с потолка: примерно столько - 50 000 долларов за матч, или около $ 34 000 000 за сезон - ФХР, по-видимому, рассчитывает получить за сезон уходящий. Никакого секрета тут нет: сам Третьяк, обосновывая шокированной стране свои аппетиты, заявил, что именно столько федерация заработала бы в следующем сезоне.

ФХР СОБИРАЛАСЬ ПРИСВОИТЬ СЕБЕ И БИЛЕТЫ

Отчеты о доходах и расходах федерации обсуждает и принимает только ее исполком. Даже клубы, у которых ФХР уже, кажется, отобрала все, что могла, от этой информации отрезаны напрочь.

Если бы КХЛ в лице Медведева не уняла аппетиты федерации, года через три-четыре с профессиональным хоккеем в нашей стране наверняка можно было бы попрощаться. Интерес к развитию коммерческой составляющей свелся бы к абсолютному нулю - для этого ФХР делала даже больше, чем было в ее силах.

Один Закон о спорте чего стоил! Кто сказал, что сборы от продажи билетов должны идти в казну клуба? Устаревшая концепция, товарищи! В первоначальной редакции этого закона, подготовленной "под себя" председателем думского комитета по физической культуре и спорту Третьяком, говорилось, что все кассовые поступления должны перечисляться федерации, проводящей соревнования. Вовремя заметить этот чудовищный акт легализации рейдерства и заставить Владислава Александровича убрать его из текста удалось лишь по счастливой случайности.

Кому захочется инвестировать деньги в профессиональный хоккей родного региона, если клубам запрещается привлекать игроков к любым рекламным акциям? На чем вообще отбить хоть копейку от потраченного, если федерация имеет приоритетное право на заключение контрактов с рекламодателями, после чего клубам приходится со слезами разрывать многолетние союзы с компаниями просто потому, что они оказались конкурентами партнеров ФХР?

На кой сдались клубам национальные телетрансляции, если в казну от них не поступает ни гроша, а закупать дорогущее видеооборудование приходится на собственные средства? Требовать качественную "картинку" федерация не забывает - забывает она лишь делиться заработками. Объяснение - само торжество логики. "Разве мы не делимся? - удивляются на Лужнецкой набережной. - Мы же с вас теперь взносы не берем!"

Вместо взносов ФХР узурпировала половину всего рекламного пространства на бортах и поверхности льда. У среднего клуба, будь у его руководителей возможность продать все это самим, доходы составили бы около миллиона долларов. Но на бортах многих арен белеют пустоты: подписать нужное количество компаний рекламный отдел федерации не сумел, однако заткнуть даже такие "дыры" клубам не позволяется.

Доходит до смешного. Перед самым плей-офф ФХР заключила контракты с банком и производителем фотоаппаратуры. В клубы экспресс-бандеролями прислали непрозрачные наклейки с логотипами этих компаний вместе с приказом: срочно наклеить на стекла в углах площадки! Делать нечего - клубы подчинились, и к стартовому матчу плей-офф новые элементы декора полностью закрыли обзор льда десяткам зрителей из первых двух рядов.

Болельщики, обиженные в лучших чувствах, подняли скандал, требуя вернуть деньги. Чтобы оставить людям хоть какую-то видимость, в одном городе логотипы банка налепили не на трех стеклах подряд, а с разрывом в одно. За это страшное преступление против российского хоккея ФХР на следующий же день оштрафовала клуб на 200 000 рублей. Президенту клуба пришлось специально мчаться в Москву - уговаривать чинуш отозвать штраф.

"КАССА" ЧМ-2007

Даже несмотря на жуткую ссору и полный разрыв отношений с ИИХФ и ее президентом Рене Фазелем, даже с учетом передачи всех организационных дел, связанных с московским чемпионатом мира, столичной Дирекции по спортивным и зрелищным мероприятиям с финансовой точки зрения прошедший год выдался для ФХР самым что ни на есть ударным. Вы еще не забыли, каких сумасшедших денег стоили билеты?

С их реализацией, увы, связано слишком много темных пятен, чтобы хотя бы прикидывать, сколько заработала на турнире федерация. Во всяком случае, историй про эти треклятые билеты я за последний год наслушался таких, что хоть вешайся. Знаю точно, что Фазель от, мягко говоря, непрозрачности всех этих процессов был в таком ужасе, что отдавать России какие-либо крупные соревнования ФХР при ее гендиректоре, теперь уже бывшем, зарекся окончательно.

По правилам, страна, принимающая чемпионат мира, обязана перечислить в ИИХФ 10 процентов кассовых сборов. Достоверно выяснить, какую сумму составила десятая часть доходов ФХР, международная федерация так и не сумела. Известно, что ФХР официально получила от продажи билетов 180 000 000 рублей, однако эта сумма, по некоторой информации, и близко не отражает реальных доходов федерации от чемпионата. Махнув рукой, ИИХФ приняла от России 1 250 000 долларов в качестве условных 10 процентов. Но и эта сумма, похоже, истинной картины не рисует. По данным из достоверного источника, реальная десятая часть прибыли составила около двух миллионов долларов.

Так ли это на самом деле, за неимением твердых бумажных доказательств утверждать наверняка не могу. Могу делиться об этих суммах лишь собственным мнением. Но если порядок сумм именно такой, то кассовая выручка от чемпионата мира-2007 должна была принести в казну федерации почти $ 20 000 000! Впоследствии Третьяк, помнится, сетовал, что ФХР на проведении столь дорогого турнира сильно поиздержалась, хотя ради настоящего праздника для родных болельщиков оно, мол, того стоило. С учетом вышеприведенных чисел, даже не знаю, как нам бедного Владислава Александровича пожалеть.

У ВАС КАКОЙ БАЛАНС ПОЛУЧАЕТСЯ?

На фоне восьмизначных сумм в у.е., свалившихся на ФХР (при ее фактическом бездействии) за чемпионат мира и легионеров, прочие поступления в казну как-то меркнут. Ну, есть у федерации, скажем, контракты с десятью основными спонсорами - все они красуются на главной странице сайта ФХР в интернете. Это, по моим сведениям, еще порядка восьми миллионов долларов.

Все остальное - сущие гроши. Есть контракт с телеканалом "Спорт", в руководстве которого озвучить сумму договора отказались, но составляет он, говорят, примерно $ 3 000 000 в год. Есть премиальные от ИИХФ за бронзу на чемпионате мира - еще 700 тысяч долларов. Еще есть декабрьский Кубок Первого канала и не к ночи помянутое детище Третьяка - молодежная суперсерия Россия - Канада.

Зрителей оба мероприятия собрали немало, и уж в сумме как минимум на миллион долларов дохода, вероятно, потянули. Еще не забудем про более мелкие рекламные контракты на совершенно неизвестные нам суммы - вроде тех позорных наклеек на стекла. И про штрафы с клубов за скверное поведение болельщиков, за сокращение дисквалификации игроков, за тренерскую критику арбитров, за прочие нарушения регламента, не говоря уже о поборах за подачи протестов на судейство - не забудем и о них. Но тут уж речь о таких копейках, что их и считать смешно.

Ничего себе годик, правда? Как ни прибавляй, а около 40 миллионов долларов за 2007-й в казну накапать должно было. И ведь наверняка были у федерации еще не одна и не пять статей дохода, о которых мы, простые обыватели, даже не догадываемся. Думаю, что кое-какой свет на некоторые из них могли бы пролить руководители хабаровского "Амура" - клуба, занявшего по итогам прошлого сезона 20-е место и вопреки регламенту оставшегося в суперлиге, а также Федерации хоккея Австрии и Италии, со сборными которых нашей команде предстоит сыграть контрольные матчи не далее как через две недели. И еще - швейцарцы, которые при странных обстоятельствах и уже подписанном контракте с ФХР проводить эти самые два матча против сборной России внезапно отказались.

Но давайте вспомним и о расходах, ибо они у ФХР, смею вас заверить, тоже немалые. Загибайте пальцы. Со всех этих миллионов, понятно, в госбюджет перечислены налоги - совсем без налогов даже уличные торговцы семечками вряд ли смогли бы спокойно работать. Третьяк говорит, что федерация платит 40-процентные налоги. Уважим прославленного вратаря, вычтем из ориентировочного сальдо в $ 40 000 000 сорок процентов.

Остаемся с 24 миллионами. Из них выплачены зарплаты тренерам сборных всех возрастов, а также их обслуживающему персоналу. На это с запасом кладем два миллиона. Плюс миллион на организацию сборов и выезды на турниры. Впрочем, затраты на командировки игроков у федерации минимальные: за перелеты хоккеистов в Москву и обратно, а также за коньки и клюшки платят клубы. Они же платят, включая суточные, и всем игрокам молодежек. "Это же мой мальчишка! Как не дать ему денег - чтобы он там впроголодь жил?!" - говорил мне недавно по этому поводу президент "Динамо" Михаил Головков.

Плюс, конечно же, самому Арутюняну за его круглосуточные волнения о судьбе российского хоккея тоже полагалась материальная поддержка - как и его подчиненным. Надеюсь, что на это тратилось не больше, чем на всех тренеров. Пусть будет столько же.

Судейство - чуть ли не самая серьезная статья расходов. Пусть будет четыре - нет, даже пять миллионов.

У вас какой баланс получился? У меня выходит, что некоммерческая общественная организация за один только 2007 год должна была остаться с 14 миллионами долларов чистой прибыли. Неплохо бы такой организацией на благо отечественного хоккея годик-другой поруководить, правда? Одна беда: сидеть на сундуках с накоплениями некоммерческая общественная организация не имеет права - любая прибыль федерации обязана вкладываться в российский хоккей. Например, в постройку коробки энхаэловских габаритов, о которой главный тренер сборной России Вячеслав Быков давно устал умолять.

У РФС БЮДЖЕТ ОТКРЫТ

Автор этих строк ни в коем случае не ставил перед собой цели очернить нашу хоккейную федерацию или, хуже того, обвинить ее сотрудников в хищении огромных денег. И уж тем более не было задачи пнуть "лежачего" гендиректора, написавшего вчера заявление об уходе по собственному желанию (на самом деле текст, который вы сейчас читаете, был готов к публикации еще в понедельник).

При нынешней непрозрачности фэхаэровской бухгалтерии отставка Арутюняна абсолютно ничего не меняет, поскольку вопросы возникают сами собой. У кого рядовой российский болельщик может узнать, в какое именно место российскому хоккею вложены богатства, заработанные нашей хоккейной федерацией в прошлом году? Правда ли, что речь идет о восьмизначной сумме в валюте? И вообще, где "золото партии"?

РФС, напомним, открыл свой бюджет на всеобщее обозрение, и теперь любой желающий может убедиться, что затраты футбольного союза идентичны его доходам. Так почему бы президенту ФХР не последовать примеру своего коллеги Виталия Мутко и тем самым не подтвердить, что дебеты с кредитами сходятся и у российского хоккея?

Павел Стрижевский, "Спорт-Экспресс"