В конце августа в маленьком районном городке был найден убийца и насильник двух восьмилетних девочек. Необходимость справиться с валом насильственных преступлений против детей уже год как заявлена в качестве одной из главных задач и позиций Следственного комитета при прокуратуре РФ.


А депутаты Госдумы, закрывая последнюю сессию, приняли поправки в Уголовный кодекс, увеличивающие срок наказания за такие преступления до 20 лет.

Профессиональная реакция на такого рода преступления стала жестче, насильников находят. Но помогает ли это справиться с явлением?

"Наш страшный май..."

Шимановск официально имеет статус города. Двадцатитысячный городишко живет сонной жизнью районной столицы. Серый, невзрачный, с разбитыми дорогами и блеющими на окраинах козами.

Дешевой водки да пивной бурды в местных магазинах намного больше, чем детских игрушек и школьных тетрадей. Основная работа обитателей этого городка - стальная ветка Транссиба. Редко какой машинист электровоза доживает до пенсии. "Пьют они по-черному", - признаются местные доктора.

На дворе отгорал душный май, пьяняще пахло цветущей сиренью, 22 мая, пятница, - день как день. Серый и однообразный. Первоклашки Вика Волкова и Лиза Тебиева, рожденные с разницей в несколько месяцев, были неразлучны практически всегда. Двоюродные сестренки росли вместе в пригородном селе Актай. Первый и, как оказалось, последний свой учебный год они, как два воробушка, просидели за одной партой. Учились усердно и старательно.

В тот день после школы девочки зашли домой к Лизе, пообедали, поиграли. Потом отправились к Вике: "Пойдем в душе покупаемся..." Так они объяснили взрослым. Ушли и пропали.

Девчонок искали десятки людей: районная милиция, прокуратура, работники ФСБ. Как в воду канули. Единственная зацепка - тихие гудки Викиного мобильника.

- Опера умоляли нас не звонить на ее номер, боялись, что трубка разрядится, - вспоминает отец Вики Волковой Александр. С помощью специальной аппаратуры удалось запеленговать район, в котором находился телефон пропавшей девочки.

Через полутора суток непрерывных поисков в пяти километрах от города, в густом перелеске, нашли истерзанные тела детей.

Лиза и Вика лежали в нескольких десятках метров друг от друга, на теле каждой из них было по три раны, нанесенных острой "заточкой". Видимо, у Вики смерть оказалась мучительней, девочка была привязана к дереву собственным брючным ремнем. Вся земля вокруг дерева была вытоптана, ребенок, умирая, еще долго крутился вокруг ствола, пытаясь освободиться от ремня. В нескольких метрах от нее стоял яркий ранец с еще "живым" мобильником. Экспертиза определила, что перед смертью к одной из девочек были предъявлены действия сексуального характера..

Приамурье вздрогнуло от этого чудовищного преступления, даже в наше нечуткое время все остальное ушло на несколько дней на второй план. Все только и говорили об этой трагедии. В агонизирующий от нищеты и безработицы Шимановск прилетел губернатор Амурской области Олег Кожемяко. Пообщался с родителями погибших, пообещал улучшить их жилищные условия. Кстати, слово сдержал.

Поиски шока

Три месяца амурские опера дневали и ночевали в Шимановске, про отпуска было велено всем забыть, пока не найдут преступника.

26 августа 2009 года в шимановскую милицию обратилась одна из жительниц городка. Женщина пребывала в состоянии шока и написала заявление о том, что ее муж насилует их пятнадцатилетнюю дочь. Мать заметила, что девочка беременна, на расспросы ребенок ответил истерикой и страшным признанием...

- Когда мы задержали Романа Чигрина, он врал и выкручивался. Но все рассказал. От услышанного тошнило - самым настоящим образом, - признается начальник местной милиции Владимир Крупко.

По словам Чигрина, он в этот день поссорился с женой, и две девчушки-крохи, попавшиеся на его пути, стали, как он говорит, "психологической разгрузкой..."

Роман работал в районной администрации водителем, и подозрений на него было немного. Правда, его проверили для порядка на "детекторе лжи", но прибор ничего подозрительного не заметил.

- Он признался, что служил в разведке, и справиться с полиграфом для него не составило труда, - говорят милиционеры.

Идеальный водитель

Глава Шимановского района Михаил Кузьмин неохотно начинает общение с корреспондентом.

- Понимаете, он был тихим как зайчик. Просто кусок дисциплины. Пунктуален и корректен, машина всегда в идеальном состоянии.

При этом никого не смущало, что "зайчик" ранее привлекался к уголовной ответственности по статье 116 УК РФ за избиение собственной жены. Суд вынес ему тогда условное наказание.

Директор школы, в которой учились убитые девочки и в которой учатся дети Романа Чигрина, не позволяет вопроса задать.

- Я не в теме, только из города приехала. Что вы от меня хотите? - на полном серьезе вопрошает Наталья Андреева.

- У вас двух школьниц убили, а вы не в теме, - растерянно отвечаю я.

- А я при чем?! - парирует директор.

Потом учителя признались, что дочка арестованного "зайчика" последние два года была крайне раздражительна и агрессивна.

- Она постоянно дралась с мальчишками. Казалось, что девочка ненавидела всех пацанов, - говорит ее классный руководитель.

Рядом с трагедией очень трудно стоять. Все хотят отодвинуться, кто-то из чувства карьерной безопасности, из-за явно излишних опасений за свое положение. Кто-то - боясь радиактивности невыносимого, но все-таки чужого горя, оставляя в нем самых близких. Которым невозможно от него отойти. Долго. Очень долго. Может быть, никогда.

Этих девочек ведь убило и всеобщее равнодушие, ставшее прозой жизни.

В школе и дома - месяцами, годами не замечаем затравленных глаз девочки-подростка.

Грубость и жестокость соседского поведения расцвела таким махровым цветом, что мы, действительно, либо брезгуем окружением до чайльд-гарольдства, либо воюем с хамством его же оружием.

Мы - соответчики. И чем больше отгораживаемся от него кабинетами, статусами или уличным равнодушием, тем больше соответчики.

Александр Ярошенко, Российская газета