Новости

Вчера на Сахалин прибыли два судна с моряками траулера "Дальний Восток". Первыми их встретили жители Корсакова. На время выгрузки экипажа дорогу в гавань перекрыли, и попасть туда было невозможно. Но за швартовкой "Андромеды" и буксира "Справедливый" со смотровой площадки на вершине сопки примерно в двух километрах от причала наблюдало множество горожан.


- Когда услышали о трагедии "Дальнего Востока", просто сердце оборвалось. У самих родственники работают на судах, рыбаки. Знаем, что это такое - провожать мужчин в море. Переживаешь за них и надеешься, и веришь, и даже молишься. Очень рада за спасенных, и страшно больно за тех, кто не вернулся живым, - рассказывает жительница Корсакова Елена Перегудова.

Тем временем члены экипажа проходили медосмотр в городских учреждениях здравоохранения. Россиян направили в областную больницу, а иностранные граждане получили помощь в стенах городской больницы имени Анкудинова. Кроме врачей и родственников, матросов с "Дальнего Востока" сегодня ждала еще одна, не самая приятная встреча - со следователями.

- Дело ведет московское руководство Следственного комитета, его важность очень велика - крупнейшая катастрофа в Охотском море, затмившая даже гибель платформы "Кольская". Сейчас уже начинает вырисовываться общая картина происшествия. Выводы делать рано, но скажу так - судовладелец в случившемся отчасти тоже виноват, - рассказал "РГ" представитель следствия.

Как рассказал журналистам матрос с затонувшего траулера Евгений Витрикус, гидрокостюмов на всех не хватало, их было всего 90 при наличии 131 человека. Перед переходом в Охотское море судно зашло в Южную Корею, где на борт поднялись моряки из Мьянмы. Они-то и грузили костюмы. "Мы не знали, где костюмы. Нам даже не показали, где они. Я спал, когда судно стало тонуть. Меня разбудили крики. Выскочил из каюты в коридор, там уже стояли граждане Мьянмы. Они все были в гидрокостюмах. Но я не мог найти", - рассказал матрос.

По его мнению, причина трагедии - отсутствие балласта и жажда наживы. "Крен образовался из-за отсутствия топлива, не было балласта. Так еще трал взяли. Капитан жадный был, заработать побольше хотел", - считает Евгений. Он сообщил, что с целью обогащения было переделано и судно, вместо 96 предусмотренных спальных мест было 131. В двухместных каютах граждане России располагались по трое, в пятиместных граждане Мьянмы - по 15 человек.

По его словам, звуков тревоги не было. "К этому моменту судно уже лежало на левом борту при крене в 45 процентов. Там же, на левом борту, было топливо, и туда же принимали рыбу. Уже в воде, в подтопленной части траулера увидел гидрокостюм. Успел его надеть", - рассказал Е. Витрикус. Он также отметил, что слышал крики людей, которые застряли в каютах и просили о помощи через иллюминаторы. Слышал, как капитан просил помощи. Но где он на судне был, понять невозможно. Страшно, люди тонут. Все происходило, как в фильме "Титаник". Траулер уходил под воду минут 30. Машины работали до последнего. Потом потух свет. Я прыгнул в воду", - рассказал матрос. "Помощь подошла через два с половиной часа. Силы у меня закончились. От холода отказали ноги. Волной меня ударило о борт подошедшего судна "Виктория-1". Дальше ничего не помню. Другие рассказали, что меня подняли из воды мертвым. Сердце остановилось. Судовой врач спас. Откачал", - отметил матрос.

О причинах кораблекрушения высказался сегодня врио губернатора Сахалина Олег Кожемяко. По его мнению, "это нарушение правил безопасности мореплавания". Он пояснил, что в нижних танках траулера находился минимальный запас топлива - 57 тонн, а для остойчивости судна должно быть 250 тонн. Это привело "к потере остойчивости, она стала отрицательной". При подъеме трала с рыбой (весом порядка 80 тонн) при повороте произошел крен, "зачерпнули иллюминаторами, которые, как правило, открытые по бортам".

После трагедии с траулером будут усилены нормы контроля за эксплуатацией судов. А виновных в крушении "Дальнего Востока" определит следствие. Судя по всему, там есть вопросы и к компании, и к капитану судна, пообещал врио губернатора островного края.

Автобусы привезли моряков около 19.00. От толпившихся журналистов их отгородили живой цепью сотрудники полиции. Мужчины и женщины вышли из автобуса и быстро прошествовали через холл гостиницы. У лестницы на второй этаж один из матросов остановился и обернулся к журналистам. Он успел представиться - Иван Трибой, и сообщить, что с ним все в порядке. После этого дежуривший у ступенек полицейский вежливо попросил его проследовать наверх. За экипажем правоохранители не пустили уже никого.

Тем временем

МЧС начало оказывать помощь пострадавшим рыбакам и их родственникам. Основная нагрузка легла на психологов. Они работают в мобильном модуле и палатках прямо на пирсе порта Корсакова. Поят пострадавших и их родственников чаем, кормят кашей. А конкретно за психологической помощью обращались пока только родственники.

- Родственникам, которые в данный момент прибывают, оказывается информационная поддержка, чтобы они знали, кто в каком состоянии, и не волновались. В дальнейшем будет оказываться индивидуальная психологическая помощь, если люди будут обращаться, если будем видеть, что кому-то плохо, - сказала психолог Дальневосточного филиала ЦЕПП МЧС России Олеся Рылькова.

Вместе с тем спасатели из авиационного крыла дальневосточного центра МЧС продолжают поиски оставшихся 13 моряков в районе трагедии. За прошедшие сутки поиски с воздуха результатов не дали. Самолет-амфибия Бе-200 МЧС России обследовал около 4 тысяч квадратных километров акватории Охотского моря. Единственной находкой авиаторов за все время, прошедшее с момента трагедии, стал оранжевый плот. Но и тот при его детальном обследовании оказался пустым. В МЧС говорят, что надежды найти выживших практически нет. Даже в гидрокостюме человек может продержаться в ледяной воде не более получаса. Всего в операции принимают участие более 2 тысяч человек и 118 единиц техники, в том числе от МЧС России - более 300 человек и свыше 60 единиц техники.
"Российская газета" Артем Новиков