«Выделение особо защитных участков леса» - такое название носит проектная работа, занимаются которой ученые Дальневосточного филиала Всероссийского научно-исследовательского института охоты и звероводства. На днях Юрий Дунишенко и Дмитрий Звягинцев вернулись из экспедиции в верховья Матая - в Матайском заказнике они обследовали как раз такие особо защитные участки леса.

- Мы искали места концентрации копытных, зимовок медведя. Но в основном занимались природными солонцами - дикие копытные животные без поваренной соли обходиться не могут и ходят туда, где есть богатые микроэлементами выходы пород или минеральные источники, - ведет неторопливый рассказ Ю. Дунишенко. - В лесном хозяйстве особо защитные участки выделяют. Но, к сожалению, лесхозы делают это только «с лесных позиций». Поэтому наша задача - увеличить их и с позиций сохранения диких животных.

В общем, делается это с целью сохранения ключевых мест обитания диких охотничьих животных. Как делали это ученые?
Допустим, обследовав пять природных солонцов (нашли и шестой) и сделав фотографии, положили на карту их точные координаты.

В дальнейшем полукилометровая полоса вокруг таких участков должна быть выведена из лесосырьевой базы: то есть, выделяя под заготовки какой-то участок леса, лесники не имеют права отдать под вырубку именно эту территорию. А если кто-то самовольно войдет с топором, наказание будет значительно большим, чем просто за браконьерство.

Так должно быть в идеале. На практике картина несколько иная: в результате обследования солонцов выяснилось, что через три из них проложены лесовозные волока.

Значит, зимой там рубят лес (это летом сплошные болота) и спокойно тащут его прямо через солонцы. А в месте расположения минерального источника и вовсе устроили нижний склад и теперь территорию «украшают» порубочный хлам и брошенные бревна.

А между тем в «Правилах ведения лесного хозяйства» указано, что нельзя уничтожать тока глухаря и тетерева, природные солонцы, нельзя рубить фаутные деревья, пригодные для зимовки медведя, и прочее…

Это делается где-нибудь? Нет.

Впрочем, исключения случаются: лесопромышленник В. Щербаков в бассейне реки Самарга в Приморье создал прецедент - принял к действию все рекомендации на этот счет. Причем сделал он это в ущерб себе: надо - значит надо, не одним днем живем.

В Хабаровском крае таких продвинутых хозяйственников не замечено. Но если лесники и лесозаготовители станут следовать букве закона, возможно, дело сдвинется с мертвой точки.

А чтобы лесники знали, какие леса нельзя отдавать под топор, ученые ВНИИОЗ и выделяют особо защитные участки леса, описывают их, показывают на точных картах.

- Мы не только природными солонцами занимались, - продолжает Дунишенко. - Есть такое зимующее вечнозеленое растение - хвощ зимний. Им питаются кабан, косуля, изюбр и другие дикие животные. Когда им совсем становится туго (в большие снега, например), они забираются в эту «бесплатную столовую», в хвощевники. Разве может изюбр или косуля пройти по глубокому снегу десятки километров, скусывая веточки, чтобы насытиться?.. Да тем более кабан, который «древесиной» не питается… А здесь он стоит на одном месте и никакой энергии не тратит!

Так вот, до сих пор хвощевников не было в перечне охраняемых участков, и потому на значительной территории Дальнего Востока массивы этого растения загублены. Никто не обращал на них внимания при рубках леса. Хвощевники же не выдерживают изменения состава древостоя и гибнут.
Конечно, еще оставшиеся массивы крайне необходимо выделить как особо защитные участки и прекратить их губить. Иначе мы не предотвратим гибели животных при больших снегах.

Ученые на Матае посмотрели и места залегания белогрудых медведей. Хотя их в крае вроде немало, но дупла прорубают все, кому не лень, а отсутствие мест комфортной зимовки - дополнительные потери животных. Ведь ареал белогрудого медведя ограничен - в Китае, например, ему зимовать и жить негде, только распаханная под поля территория осталась.

В задачу научных сотрудников ВНИИОЗ входило и обследование еще оставшихся куртин кедровников, дубняков. Смотрели и лесные озера - летом там копытные поедают водную растительность. Все это было описано, даны координаты, нанесено на карты, оцифровано и после окончания полевых изысканий представлено в определяющие лесосырьевые запасы органы.

В крае такая работа проводится пока по Матайскому и Бирскому заказникам. В Приморье в этом плане сделано значительно больше.
Остается добавить, что изыскания проводятся, к сожалению, не за счет российских официальных природоохранных организаций Средства выделены организацией общественной - Дальневосточным представительством российского отделения Всемирного фонда дикой природы.


Наталья Платошкина. Газета "Тихоокеанская Звезда"