Соотношение экономической мощи трех основных центров мирового хозяйства - Северной Америки, Западной Европы и АТР, на которые приходится 3/4 мирового валового продукта, довольно быстро меняется в пользу стран АТР.

Удельный вес последнего возрастает в производстве ВВП, в международной торговле, резко усилились его позиции в мировой финансовой системе. Наиболее динамично развивающейся организацией АТР является Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество (АТЭС), функционирующее на основе межправительственного соглашения, охватывающее 21 национальную экономику, треть населения земного шара (2,6 млрд. чел.), почти 60% мирового ВВП (19,25 трлн. дол.) и около 47% мировой торговли.

Эти геополитические и глобально-экономические подвижки многократно усиливают стратегическое значение Дальнего Востока для России, который является форпостом страны в АТР. Объективно назрел перелом негативных тенденций и усиление внимания государства к геополитическим, стратегическим, экономическим, демографическим проблемам региона, от решения которых в конечном счете зависят жизненные интересы всей России. Нужен качественный и количественный скачок в развитии этого стратегически важного региона.

Выбор приоритетов

Развитие российского Дальнего Востока издавна связано с использованием потенциала экономических взаимодействий с Азиатско-Тихоокеанским регионом. Еще в середине прошлого века была сформулирована концепция включения экономических ресурсов региона в хозяйственный оборот посредством их ориентации на рынки сопредельных стран АТР. Академик B.C. Немчинов писал: «...Запасы железной руды Забайкалья и Дальнего Востока, <...> коксующиеся угли Чульмана и Нерюнгри, лесные ресурсы Амура, Буреи и Зеи, газ Вилюя могут быть экономически оптимально использованы только при условии, если развитие забайкальского и дальневосточного хозяйства ориентировать на экспорт».

Теоретической основой данной концепции являлась гипотеза о «естественном» распределении факторов производства и экономических ресурсов в Северо-азиатском субрегионе АТР. Россия и ее Дальний Восток в рамках этой концепции имели явное преимущество как поставщик сырьевых ресурсов. Экономический механизм подобной интеграции представлялся столь же простым, сколь и эффективным: Россия обменивает имеющие для нее низкую оценку природные ресурсы на имеющую высокую оценку для России капитало-, науко- и трудоемкую продукцию других стран АТР. И наоборот. Однако подобная модель взаимодействия представляла собой своеобразную «ресурсную ловушку» для России.

Этот изъян давно замечен, давно говорится и о необходимости избавления от упомянутой «ловушки» посредством построения диверсифицированного сотрудничества с АТР. Но диверсификация до сих пор не достигнута и остается благим пожеланием. Вырваться из замкнутого круга до недавнего времени мешала и конъюнктура - в результате длительного спада в 1990-х годах Дальний Восток утратил значительную часть своего потенциала экономического роста.
Сегодня очевидно: экономический рост все сильнее зависит от инновационной деятельности.

Между тем в России спрос на технологические инновации со стороны отечественных предприятий в целом остается относительно низким и не соответствует условиям достижения устойчивого экономического роста (количество промышленных предприятий в России, использующих объекты интеллектуальной собственности, в настоящее время составляет менее 3%). Тем больше оснований, приступая к обновлению экономической базы Дальнего Востока, сделать акцент именно на инновационную составляющую экономического роста в перспективе.

Для этого необходимы концентрированные усилия в ряде направлений. Важнейшим является разработка инновационных стратегий, ориентированных на формирование конкурентных преимуществ региона. Речь идет о создании локальных промышленных зон (прежде всего во Владивостоке, Комсомольске-на-Амуре, Хабаровске), акцентированных на развитие венчурных, высокотехнологичных предприятий (с максимально льготным налоговым режимом). Разумеется, усилия не дадут эффекта, если не будут сопровождаться совершенствованием институциональных условий и финансовых механизмов поддержки проектов развития инновационных производств.

Российский Дальний Восток относится к числу регионов страны, экономическое развитие которых во многом определяется масштабами и структурой их внешнеэкономических связей. Ключевая задача - мобилизовать эти связи для достижения цели. Динамика и масштабы внешнеторговых взаимодействий Дальнего Востока России должны определяться в первую очередь этими соображениями. И именно это следует полагать отправной точкой в реализации наиболее перспективных направлений. К числу таких направлений относятся следующие:

1. Реализация международных сырьевых и инженерно-технических проектов в области нефти, трубопроводного природного газа, электроэнергетических систем, транснациональных транспортно-транзитных коридоров, обслуживающих магистральные потоки товаров.

2. Формирование производственно-кооперационных и инвестиционных зон приграничного сотрудничества в форме технопарков, зон свободной торговли, специальных экономических зон.

3. Активизация межрегиональных взаимодействий дальневосточных субъектов Федерации с китайскими провинциями Хэйлунцзян, Цзилинь и Ляонин в контексте реализации намеченных экономических преобразований на северо-востоке КНР (предполагается, что по мере включения Дальнего Востока России в осуществление намеченных планов развития северо-восточных провинций КНР динамика объемов и товарная структура торговли с Китаем будет существенно меняться в позитивном направлении).

Как заманить инвестиции?

На протяжении последних лет (после 2000 г.) объемы притока иностранных инвестиций в экономику российского Дальнего Востока ежегодно наращиваются. Однако их доля в объеме иностранных инвестиций в Россию невелика и не превышает 10% в суммарном объеме поступления иностранных инвестиций за 2000-2005 гг. При этом на фоне довольно устойчивых темпов роста объемов иностранных инвестиций, поступающих в Россию после 2000 года (130-150%), их динамика на Дальнем Востоке выглядит довольно нестабильной. После 2003 г., несмотря на ежегодное наращивание объемов иностранных инвестиций, темпы их роста стали сокращаться.

Сильной стороной является то, что до настоящего времени в экономику Дальнего Востока поступают преимущественно прямые иностранные инвестиции (ПИИ). В целом за 2000-2005 гг. их доля в общем объеме поступивших иностранных инвестиций составила около 67%. Но они сосредоточены, главным образом, в ресурсно-сырьевом секторе, в основном в топливной промышленности, и связаны с осуществлением проектов по разработке нефтегазовых месторождений на шельфе о. Сахалин.

Поток ПИИ в этот сектор экономики региона стал закономерной реакцией крупнейших мировых транснациональных корпораций (специализирующихся на добыче, транспортировке и переработке нефти и газа) на рост потребления энергоресурсов в мире в целом и на дестабилизацию ситуации в регионах традиционной их добычи. Но ведь потенциал территории значительно шире: Дальний Восток России обладает всеми объективными возможностями, чтобы поддерживать устойчивый приток инвестиций и экономический рост.

Чтобы это произошло, необходима последовательная работа по «расшивке» узких мест и устранению имеющихся негативных факторов. Основными «болевыми» точками являются:

«Вытеснение» региона с внутреннего рынка России и стран СНГ.

• Продолжающийся отток населения.

Эта проблема в перспективе поставит предел экономическому развитию в силу физической нехватки рабочей силы.

Прогрессирующее «утяжеление» экономической структуры.

Негативные тенденции 1990-х годов усугубили проблемы в регионе. Структурной перестройки не произошло, и, более того, в целом сырьевая специализация региона усилилась.

Слабость финансово-банковской системы региона.

Собственные ресурсы банковской системы незначительны, фактическое отсутствие межбанковского кредитного рынка не позволяет региональным банкам мобилизовать достаточные ресурсы даже для краткосрочного кредитования.

Высокий уровень пространственной неоднородности.

Павел МИНАКИР, директор Института экономических исследований ДВО РАН, академик РАН.

Газета"Тихоокеанская Звезда"