Бывший вице-премьер России, один из лидеров «Союза правых сил» Борис Немцов еще не так давно заявлял, что уходит из большой политики. Но последние события заставили его изменить свое решение. Борис Немцов снова в строю, снова политический деятель и вместе с лидером СПС Никитой Белых возглавляет партийный список на выборах в Государственную думу России.

На днях Борис Ефимович побывал в Хабаровске, где презентовал свою новую книгу «Исповедь бунтаря», а также встретился с горожанами и журналистами.

- Борис Ефимович, что заставило вас изменить своему решению и вернуться в большую политику?

- Уходя в отставку с поста руководителя СПС в 2004 году, я действительно хотел просто жить, воспитывать детей и заниматься бизнесом. Но оказалось, что зарабатывание денег не является моей мечтой. Да и поздно, наверное, в моем возрасте менять профессию. В общем, когда руководство СПС обратилось ко мне с просьбой вернуться, я согласился. В первую очередь потому, что я не согласен с тем, что происходит сегодня в стране: с возвращением брежневской риторики, надуманной идеологией «суверенной демократии», возвращением цензуры.

- Вы говорите о цензуре, но ваша книга «Исповедь бунтаря» издана и разошлась по России.

- Это потому, что у нее небольшой тираж - всего 40 тысяч экземпляров. Но представителям оппозиции сегодня невозможно пробиться на широкий телеэкран и высокотиражные СМИ, чтобы изложить свои взгляды. У нашей партии сегодня есть как минимум семь ключевых вопросов к действующей власти, которые мы хотим, но не можем широко озвучить. Почему число чиновников в России за последние несколько лет возросло на 600 тысяч человек? Почему за последние годы по уровню коррупции наша страна откатилась с 85-го на 143-е место, которое делит вместе с Зимбабве и Сьерра-Леоне? Почему при рекордно высокой цене на нефть - 80 долларов за баррель - в стране 20 миллионов нищих, а 38 миллионов пенсионеров получают пенсии ниже прожиточного минимума? Какая разница между Ходорковским и Абрамовичем? Оба - олигархи, но один отдыхает в Лондоне, другой - в тюрьме. И, наконец, знает ли президент Путин, чем в России заканчивается двоевластие?

- Что вы имеете в виду?

- Я полагаю, что, встав во главе партии власти, Владимир Путин намерен победить и стать сильным премьером при очень слабом президенте. Об этом косвенно свидетельствует то, что сейчас премьер-министром назначен 66-летний Виктор Зубков. Если он и станет президентом, мы можем получить очень слабого, но наделенного огромными полномочиями президента и очень сильного премьера Путина без особых законных полномочий. Но в прошлом все примеры двоевластия заканчивались для России трагически. Избранная система «бюрократического капитализма» - самая худшая из всех возможных - и так уже не дает России развиваться. Хотя есть, казалось бы, все предпосылки для развития.

- Вы уже сегодня можете предложить пути решения самых наболевших проблем?

- Можем. Мы предлагаем способ уже сегодня и без инфляции поднять пенсии и зарплаты. Для этого не надо распечатывать Стабилизационный фонд. Достаточно на эти цели пустить доходы государственных монополий. В прошлом году только «Газпром» получил чистой прибыли 25 миллиардов долларов, а половиной акций этой компании владеет государство. А есть еще РАО «ЕЭС России», ОАО «Российские железные дороги», Внешторгбанк и прочая… Также в первую очередь необходимо восстановление института выборов губернаторов, принятие антикоррупционного закона, перевод армии на профессиональную основу. Наша партия идет в парламент, чтобы ставить эти вопросы и решать их.

- Но все аналитики сходятся на том, что у Союза правых сил сегодня нет никаких шансов преодолеть 7-процентный барьер.

- Я думаю, это не так. Выборы в 11 региональных парламентах, которые прошли этой весной, показали, что СПС стабильно берет в среднем 7,78 процента голосов. А в Пермском крае мы взяли и все 16 процентов. Так называемые «рейтинги» - и это ведь не секрет - составляются с определенной целью: создать у избирателя впечатление, что за ту или иную партию голосовать нет смысла, потому что она все равно непроходная. Впрочем, есть и более радикальные методы. Не далее чем три дня назад в Ростове-на-Дону я был доставлен в отделение милиции за «организацию несанкционированного митинга».

- Вы действительно такой возмутитель спокойствия?

- Да нет. Просто в последний момент губернатор велел запретить мою встречу с избирателями, которая должна была проводиться в областном драматическом театре. Ну, из театра меня попросили, а люди-то уже пришли. Так мы все и стояли на площади перед театром. Кстати, я приятно поражен тем, что в Хабаровске власти никак не препятствовали моей встрече с читателями, и на эту встречу пришло много людей. Это значит, что идеи демократических преобразований не умерли в России, они по-прежнему созвучны многим.

Беседовал Игорь Кандауров. Газета"Тихоокеанская Звезда"