Удивительную и даже шокирующую информацию озвучила на днях перед городскими депутатами и представителями бизнеса заместитель начальника управления здравоохранения Хабаровской мэрии Надежда Землянская. В больницах Хабаровска, подчеркнула она, продуктов питания хватит только до 15 ноября.

Что станет с городским здравоохранением после этой критической даты ­трудно сказать. Кормить больных станет нечем, хоть больницы закрывай! Причина осенний взлет цен на продовольственные товары.

Предприятия, которые выиграли по конкурсу муниципальный заказ на поставку в больницы продовольствия, уже завалили городское управление здравоохранения письмами о том, что они не в состоянии исполнить свои обязательства и просят расторгнуть контракты. В таких условиях мы просто не сможем оказывать гражданам гарантированную медицинскую помощь, ведь больницам будет нечем кормить пациентов.

Однако, едва только зал успел переварить услышанное, Надежда Землянская заверила собравшихся, что решение проблемы горздрав намерен найти уже до 5 ноября. И значит, ничего страшного не случится.

…Что испытывает человек, который три секунды назад стоял на краю пропасти, но был внезапно (и самым чудесным образом) спасен от неминуемой погибели? Не ошибусь, если предположу: чувство жгучей благодарности к спасителю.

За те полтора часа, что длился «круглый стол», за которым городские чиновники, депутаты и предприниматели обсуждали проблемы проведения конкурсов на размещение муниципальных заказов, чувство глубокой благодарности к чиновникам у собравшихся могло возникнуть не раз и не два. Ведь это они, судя по озвученным цифрам и фактам, раз за разом спасают город наперекор несовершенному федеральному закону о проведении конкурсов на размещение муниципальных заказов. Пусть порою и вовсе в обход этого закона. Ведь если вопрос стоит так: что лучше нарушить «сырой» закон или закрыть больницы, школы и детские сады, общество всегда предпочтет первое.

В пылу всеобщего удовлетворения по поводу того, что городские больницы не закроются изза плохих поставщиков победителей конкурсов, так и захлебнулись прочие возможные вопросы к чиновникам. Например: а как организовывались эти конкурсы? А как составлялись контракты на поставку продовольствия больницам с предприятиямипобедителями? А как в них закладывались поправки на инфляцию и прочая, прочая…

Ведь, как ни крути, конкурсы на размещение муниципальных заказов у нас проводит мэрия. Она же их, к слову, и контролирует. И хотя нынешний взлет цен действительно обрушился на нас подобно урагану, бывали ситуации и похуже. А значит, есть опыт. Онто разве не должен учитываться, когда речь идет о жизнеобеспечении городских социальных объектов?

Нет, вовсе не получилось серьезного разговора об ответственности чиновников при составлении условий конкурсов. И, может быть, как раз потому представительный «круглый стол» по большей части свелся к одному: как же нам, страдальцам, теперь «объехать» федеральный закон о размещении заказов на поставки товаров и выполнение работ и услуг для государственных и муниципальных нужд, раз уж он такой несовершенный?

И речь уже не шла о чрезвычайных ситуациях вроде нынешнего взлета цен. Складывалось ощущение, что в гораздо более банальных, прозаических случаях закон о конкурсах что гиря на шее.

Недавно я была вынуждена нарушить закон, чтобы не оставить зимой без отопления целый детский сад, ­призналась начальник отдела ресурсного обеспечения городского управления образования Марина Кобелева. В детском саду надо было заменить систему отопления. Как и положено, мы объявили конкурс на выполнение этих работ.

Победитель конкурса получил от мэрии аванс, после чего вырезал в детском саду всю систему отопления и… исчез. Как мы только его не искали! Нашли даже его супругу, которая в тот момент отдыхала в Крыму, а он сам как сквозь землю провалился! По закону мы должны были снова объявлять конкурс, но тогда бы мы потеряли теплое время года, а детский сад пришлось бы закрыть. В итоге мы, в нарушение закона, просто заключили договор с другой организацией. Безо всякого конкурса.

Подобных ситуаций, по словам представителей городских ведомств, масса. Необходимость раздавать муниципальные деньги на исполнение работ не иначе, как по конкурсу, оголяет «социалку». Как подчеркивали выступающие, сегодня ни школы, ни больницы, ни прочие социальные учреждения не защищены от недобросовестных предпринимателей, которые выигрывают конкурс, получают деньги и исчезают или делают работу абы как.

На дворе ноябрь, а я не могу «закрыть» работы на 53 миллиона рублей по ремонту школ! поведала Марина Кобелева. Не то, чтобы работы не произведены. Они произведены. Но так, что принять их ни одна комиссия не возьмется. Коегде, глядишь, плитка вотвот на детей посыплется, а коегде в спортзале после ремонта бегать опасно для здоровья.

Такая ситуация, по мнению Марины Кобелевой, возникла из-за того, что принимать участие в конкурсе на размещение муниципального заказа пришло много предприятий-однодневок, заинтересованных в бюджетных деньгах. Сами же они «соблазнили» мэрию низкими расценками на свои услуги.

- В итоге из тридцати победителей конкурса только три (!) произвели ремонт школ так, как надо! И это оказались как раз те три предприятия, которые вовсе не зависят от авансов мэрии, давно работают и имеют свой оборотный капитал, - подчеркнула Марина Кобелева.

Что ж. Закон о размещении заказов на товары и выполнение работ и услуг для государственных и муниципальных нужд действительно весьма неуклюж. Это факт. Достаточно сказать, что с момента принятия его в 2005 году он уже четыре (!) раза претерпевал изменения, но по-прежнему вызывает массу нареканий у специалистов.

Следует, наверное, заметить и то, что только усугубил его действие еще один недавно принятый федеральный закон - о конкуренции. Так что и оградить конкурсы на размещение муниципальных заказов от участия в них фирм-однодневок действительно практически невозможно. Всякий имеет право - даже если родился вчера - попробовать свои силы в общественно значимом деле. И даже если предприятие уже «проштрафилось», ничто не мешает ему перерегистрироваться под новым названием и вновь подать заявку на участие в конкурсе.

Все это так. Однако даже и в этих условиях, как заметил зам. руководителя Федеральной антимонопольной службы по Хабаровскому краю Николай Костромеев, у мэрии все же есть рычаг для того, чтобы отсечь от участия в конкурсах особо недобросовестных предпринимателей. Для этого всего-то и надо - дальновидный подход при определении самих условий конкурсов.

Ведь если мэрии уже известно, что многие фирмы-однодневки участвуют в городских конкурсах для того, чтобы сорвать солидный бюджетный аванс и исчезнуть - почему бы не включить в условия конкурса отсутствие всяких авансов? Почему не поставить условием оплату товаров и услуг «по факту»?

- Тогда в конкурсах смогут участвовать только опытные компании, уже имеющие свой оборотный капитал, - подчеркнул он. В самом деле. Если мэрии хорошо известно, что фирмы-однодневки с вполне определенным умыслом пытаются «соблазнить» конкурсную комиссию заниженными расценками на свои услуги, зачем она вновь и вновь «соблазняется»?

Отчего именно самые низкие цены (а вовсе не качество работ) становятся решающим фактором при определении победителей городских конкурсов, вопрошали и многие депутаты городской думы. Оказалось, на это у чиновников есть вполне оптимистичный ответ. Например, как заметил начальник управления экономического развития администрации Хабаровска Станислав Милованов, только за девять месяцев этого года благодаря конкурсам экономия бюджетных средств города составила 164 миллиона рублей. А это в четыре (!) раза больше, чем за весь прошлый год. Вот где, наверное, собака зарыта?

Однако много ли в действительности сэкономил город на «дешевых» победителях конкурсов, которые, подобно Мамаю, оставляют за собой замерзающие детские сады, разрушающиеся школы и больницы на грани закрытия? Подвиг чиновников, которые бросаются потом на «ликвидацию последствий», конечно, становится в этом случае гораздо очевиднее. Но не лучше ли вообще без подвигов?

Страдает-то в итоге весь город.

Ольга НОВАК. Газета"Тихоокеанская Звезда"