Западные СМИ обсуждают прошедшие в Китае XXIX Олимпийские игры. Закрытие Олимпиады в Пекине стало в понедельник одной из главных тем европейской прессы. Отмечая блестящую организацию спортивного праздника, обозреватели убеждены, что сам Китай после Олимпиады останется все тем же Китаем – однопартийной диктатурой с дефицитом гражданских свобод.

«Странно. Это слово лучше всего подходит Олимпийским играм в Пекине», - пишет германская Neue Presse, напоминая о девочке, которая пела на открытии Олимпиады под чужую фонограмму, об отретушированном фейерверке и об опасности штормов после разгона туч специальными ракетами.

«Радует то, что весь мир может объединить нечто столь радостное и животворное, как Олимпийские игры, - подытоживает 16-дневную гонку за медалями датская газета Politiken. - Но стоит подивиться тому, сколько энергии потратили политики всего мира, чтобы осудить Китай в канун Олимпиады и пригрозить ему бойкотом.

Во время самих Игр политики лишь примерно кивали, после того, как китайцы удивили весь мир поразительной церемонией открытия.

Где были дебаты о правах человека? Кто задавал критические вопросы об ограничении свободы мнений, смертной казни, «лагерях перевоспитания»? И даже если такое было, то все это осталось за закрытыми дверями».

«Китай может считать свою Олимпиаду внешнеполитическим успехом,- комментирует шведская газета Dagens Nyheter. - За последние две недели стало ясно, что во многополярном мире Китай может сыграть одну из главных ролей….

Во время Игр контроль был усилен. Неудобные элементы, вроде диссидентов и проституток были заблаговременно изгнаны с улиц. Но Олимпийские игры вынудили Китай открыться уникальным образом. Приумножение связей способно изменить Китай».

«Успешная организация Игр должна была подкрепить легитимность коммунистического правительства Китая, и это удалось, - размышляет обозреватель берлинской газеты Tagesspiegel. - После десятилетий бедности и разрухи Мао Цзедуна он хочет, чтобы Китай вновь занял «подобающее» ему место.

Благополучие и национализм - это тот клей, которым компартия скрепляет свой народ. Но вторая и более крупная цель осталась для Пекина недостижимой.

Своими Олимпийским играми, за ходом которых наблюдали миллиарды людей, правительство Китая рассчитывало создать себе новый имидж. Но Пекин остался красивым фасадом. Авторитарная система не изменилась».

«Картина, которую Пекин с помощью прогосударственных медиа продемонстрировал своему народу, имеет мало общего с реальностью, - пишет Neuen Ruhr Zeitung. - Успешная организация спортивного праздника не меняет позиции в мир для однопартийной диктатуры.

Когда китайское правительство очнется после победного забытья суперигр, Китай останется Китаем. Игры ничего не изменили. За границей будут задавать все те же вопросы – о правах человека, о свободе прессы, Тибете и загрязнении окружающей среды».

«Гигантомания Игр в этом году обрела идеального союзника,- резюмирует германское финансовое издание Handelsblatt. - Какая другая страна готова предложить полмиллиона волонтеров?

Их было больше, чем надо… Общение с ними было затруднено, но их дружелюбие было потрясающим. Понравилась ли Олимпиада самим китайцам? Вероятно, да… Российские и грузинские атлеты стояли рядом, став символом этих дней».
 
«Китай показал, на что способен его трудолюбивый и амбициозный народ, - пишет австрийская газета Die Presse. - Китайское руководство в свою очередь показало, на что оно еще неспособно: протесты были разрешены лишь в специально отведенных зонах…. Десятки людей, тщетно жаждущих новых свобод, были задержаны….

Оптимисты, которые надеялись, что Олимпийские Игры станут катализатором для свободного открытого общества, разочаровались быстро….

Церемония закрытия Олимпийских игр должна стать пробуждающим звонком для Запада: нам нужно больше интересоваться страной с ее потрясающей культурой и языком. Нужен дух соперничества в конкуренции с экономикой, развитие которой подобно взрыву. И открытость к народу, который в дни этих Игр продемонстрировал столько гостеприимства. Но нельзя забывать и о необходимости критического диалога с властями в Пекине».

Константин Куц.«ВЗГЛЯД.РУ»