Четыреста туристов, застрявшие между двух границ: китайской и русской, - устроили бунт. Во второй половине дня в минувший понедельник глазам пограничников предстала знакомая картина: с десяток автобусов с томящимися туристами, ожидающими своей очереди пройти, наконец, таможенный контроль и с ветерком доехать домой.


Вокруг автобусов курили взрослые, бегали дети, вышагивали пожилые люди (в Хуньчунь ездит много людей в возрасте - пользоваться благами дешевой стоматологии). Все старались вести себя тихо, и даже довольно жесткий приказ пограничников: «В туалет – по одному!», - беспрекословно выполняли.

Люди в автобусах мирно разгадывали кроссворды, читали книги, доедали захваченные в дорогу припасы. Кто-то особо скандальный под нос себе клял пограничников, таможенников и систему в целом, безобидно требуя дать ему в руки АКМ. Эта идиллия длилась часа четыре.

На пятом часу среди четырехсот пассажиров 11 рейсовых автобусов нашелся тот, кто не выдержал такой нервно-паралитической обстановки, и двинулся в сторону будки пограничников. Уставшие от безделья и неизвестности туристы с энтузиазмом пошли за ним. Погранцы отреагировали очень быстро: к кучке недовольных подъехал уазик с начальством.

- Раз уж держите нас здесь, обеспечьте горячим питанием! – кричали люди. – У нас дети голодные.

- Да, что это такое! У нас же есть и права, а не только обязанности. Я не нарушаю закон, я просто возвращаюсь домой, – кричал мужчина, у которого уже просто сдали нервы. Позже он отошел от толпы митингующих и достал из кармана упаковку с лекарством.

Стараясь перекричать возмущенных людей, молодой пограничник, виновато оправдывался:

- Я вас прекрасно понимаю. Мы пытаемся решить, что делать в сложившейся ситуации со старшим пограничного контроля и с таможней в том числе.


Подошедших через пять часов офицеров засыпали вопросами



Ответов на свои вопросы у официальных лиц туристы так и не добились


Собственно причиной пробки на границе была именно работа таможни, а не пограничников. Люди стали заложниками борьбы с «челноками», а вернее даже не с теми, кто пытается сэкономить на турпутевке, а с предпринимателями, ввозящими импортные грузы малой кровью, минуя уплату налогов.

Понимая это, взбунтовавшиеся туристы все же не хотели мириться с государственной необходимостью, и требовали, в конце концов, пропустить их на родину.

К разбушевавшимся подъехали и представители таможни. Прибывшего полковника толпа обступила и засыпала вопросами. Но он только и смог сказать, что идет война с помогайками, и поблажек тем, кто везет не свой груз, не будет:

- Определитесь, кто из вас турист, а кто не совсем, - посоветовал таможенник, - и ситуация разрулится сама собой.

К вечеру кто-то наверху дал приказ освободить людей из незаслуженного плена.  Автобусы стали пропускать шустрее, но тех, кто застрял на таможне с чужими баулами, держали на весовом контроле до упора. Таможенники решили взять помогаек измором. Группы с помогайками проверяли не час и не два, не идя на компромисс.

Тургруппы, обремененные небольшими сумками, пограничники окольными путями проводили через паспортный и весовой контроль. Удовлетворенные и одновременно расстроенные туристы сочувственно смотрели на тех, кому предстояло по-видимому ночевать на границе. Им самими светило доехать домой только под утро, и только сознание того, что завтра чуть свет всем на работу, и звонки нервничающих родственников выводили их из состояния шока от ситуации на таможне.

Майя ФЕТИСОВА, Комсомольская правда